Общеупотребительное.

Оригинал взят у rainhard_15 в Отчего хорошее вдруг заканчивается? Дело в том, что совсем не вдруг - и не всякий друг...

Сегодня я объясняю, почему распалась эта пара. И я объясню, почему они бы никогда уже не помирились - либо почему выжил только один. Потому что так или иначе финал был бы схожим.

Сразу же оговорюсь, что любые апологеты гей-темы быстро снялись с места и увалили подальше, забились в щель и  не отсвечивают, ясно? Один раз сказал.

И вот почему. Всякую задачу следует решать в рамках начальных и граничных условий. Мироздание чихать хотело на фантазии индивидуума, особенно если они ничего общего не имеют с реальностью. Как в известном анекдоте у астрофизиков:
"- Вселенная, я существую! - вскричал человек.
- Однако это ещё ничего не означает и тебе никто ничего не должен, - холодно ответила Вселенная"

Кроме того, сам человек есть существо упорядоченное, просчитываемое за конечное число комбинаций и сочетаний - так что разговоры литераторов о типажах героев более чем логичны сами по себе, в случае, если туда не вкрадывается фальшь, даже из самих благих побуждений. А, как известно, благими намерениями устлана дорога в ад. Ибо никто не застрахован от ошибки, и утверждать, что некто полностью праведен - значит, лгать, если речь идёт о человеке. Даже те, кто смог достичь святости, как известно, приложили немало усилий к тому, чтоб побороть свои нехорошие стремления и мысли. Так что известная шутка "хотели как лучше, вышло как всегда" - вовсе не шутка, а закономерный итог действий людей, живущих без Бога, самостоятельно. Ибо Он сам сказал: "Без Меня не можете творити ничесоже". Разжёвываю для тупых - если у тебя что-то получилось, значит, Бог хотел, чтоб ты сделал это либо допустил это. Иначе бы не получилось, и баста. А как все эти закономерности, которые уместо даже было именовать автоматикой мироздания, работают в этом случае, я и вынужден объяснить.

Яблоки, как известно, не растут на берёзах, а потому гей-фантазёрки идут на кухню мыть посуду, я сказал. Ибо вы дуры, не знающие, о чём говорите, увы. Что за мразь настоящие пидоры, вы и не видели даже толком ни разу, иначе бы не выдумывали разную хрень про "слэш". Потому что сначала гниёт душа у человека, и фаза однополого секса - станция её полного распада. Нормального мужчину от просмотра гей-порнухи рвать начинает - у женщины такого эффекта не заложено, потому что она более вынослива к вредным воздействиям любого толка. Впрочем, лесбийискую порнуху мужской организм обычно не отторгает - взять пару на раз в молодости может вполне любой развитый самец. Так и самка вполне может под любым транквилизатором и пару самцов (и даже больше). А притворяться, если что, в равной мере умеют оба пола - правда, на тесте Ахилла парни прокалываются чаще, да. Ну и всё. Если же утверждается, что у кого-то другая реакция - значит, любо нам лгут сознательно, либо лгут из желания приукрасить действительность, так жена кухонного боксёра прячет синяки, по первости веря, что всё это случайность.

Теперь откуда они взялись, эти несчастные бабы, всерьёз полагающие себя талантливыми писательницами в жанре "гей-прозы и прочего яойя". Результат двойной инверсии сознания, не разделяющего здоровое и больное - так человек, которого лупят каждый день, уже не осознаёт, что бывает иначе. Сто лет назад в результате стремления человечества к комфортной жизни и любви к прекрасному случается несколько глобальных вещей в масштабе сразу нескольких цивилизаций. Промышленный переворот, переход на электричество, общая начальная грамотность. Патриархат уже не может лакировать свои косяки, а тут ещё мировая война за ресурсы. Появляется оружие массового поражения - и меняется сама концепция войны как метода достижения нужных целей. Так, нравы воюющих сторон в какой-нибудь "Две Дианы" уже заставляют прихренеть современника, привыкшего к массовым истреблениям и смотревшего "Терминатор". Не война, а сущий карнавал после этого также у Перикла, а викинги и вовсе юмористы на пикнике. Про Африку пока не вспоминаем. Итак, в результате мировой войны и пары революций - буржуазной и коммунячьей (хотя это лишь разные фазы сатанизма) крепких самцов не только повыбивали, но и создали условия для того, чтоб они и дальше не стремились быть собой. Выросли поколения, привыкшие видеть инфантилов и доминирующих женщин. Последних и при патриархате хватало - но тогда всякие Жанны Орлеанские и прочие валькирии становились таковыми лишь по собственной воле, а не потому,что больше некому - это принципиальный момент.

Любая система, вынужденная выполнять не свои функции, ломается намного быстрее - и человек не исключение, а тем более - женщина, как более совершенное творение Создателя. Но правда, а что делать, если на каждого жениха 13 невест? А они, гады, ещё и едут в колонии, женятся на дикарках, чтоб не напрягаться, соответствуя своим соседкам, оставляя дома только повреждённый генофонд? И вот дамы резко отпихивают кавалеров - а ну, дайте-ка порулить, и так уже приплыли тут с вами! Они по-своему правы, да. Но такие не все - есть куча тупых баб, не желающих вообще ничего делать и желающих, чтоб было как раньше - пусть умрёт кто угодно, но чтоб моё содержание было прежним! Пусть решения принимает кто угодно, но не я, а я ещё и утоплю в дерьме посмевшего принять, чтоб не чувствовать себя обязанной поблагодарить. Итог - оставшиеся ещё уцелевшие мужчины кладут на всё большой и волосатый, и первое, что им приходит в голову - правильно, напиться.

Но у мужчин ещё осталось то, чего у дамочек если и есть, то в том же виде, но самим себе делать неохота, лучше уж чтоб ни у кого не было вообще! А то ж, в общем абзаце под бредни о равенстве прокатит легко. Что называется, не то горе, что у меня нет, как то горе, что у соседки увидали. И ещё - соседское всегда лучше, ибо не моё. Хотя эти упомянутые гнилые стороны души в равной мере присущи всем людям, не забываем, что более совершенное ломается гораздо страшнее... А осталась у мужчин дивная штука, позволяющая выжить - так надо её отобрать! Это дружба, тот самый дар Творца, что именуется человеколюбием. А не змеиный женский сговор: против кого нынче дружим? И вот она и выбрана мишенью обиженок за то, что мир не такой, как им хочется.

Их обида понятна - женщина прекрасно знает, что без семьи она неполноценна: "К мужу будет влечение твоё, и он господствовать будет над тобою". У мужчин есть в этом случае утешалочка в виде социальной роли в обществе либо ещё какой важноты, духовный сан, например, или там какие творческие успехи. Даже любовь в этом свете предстаёт в окраске господства, ведь это - прерогатива сильного, а слабым остаётся только злобствовать. И если раньше женская честь была объектом этой злобы - как угодно, но оболгать, объявив блядью - то сейчас под ударом мужская дружба. Вот откуда прорва якобы талантливых авторов, пишущих слэш - сексуально неудовлетворённые бабы мстят за собственное неумение получать и дарить удовольствие мужчинам и всему миру в целом. Что ж, моду всегда забивали ушлые яркие дамы, у них это евино любопытство так проявляется. Но всякое эпигонство всегда убого, и где глупынды, пытающиеся тупо подражать, не думая о смысле - там и гнильё.

А всякое гнильё всегда ненавидит здоровое - оттого и очень агрессивно поэтому. Проиллюстрирую анекдотами.
- Ватсон, что там за шум на улице?
- Так гей-парад идёт, Холмс.
- А похоже на митинг.
- По сути, так и есть - они же требуют свободной любви.
- А что, разве это запрещено нынче, Ватсон?
- Нет конечно, Холмс. А что Вы хотите - это ж пидарасы...


- Слышь, Петровна, а в чём разница между геем и пидарасом?
- Ну, Семёновна, ну ты видала нашего сисадмина, этого раздобая, с серьгой в носу и в шлёпанцах? Ну так вот он гей, но не пидарас. А вот наш директор управляющей компан
ии, этакий солидный мужчина, да - так вот он не гей, нет, но та-акой пидарас...

А мы говорим о здоровых парнях. Которых всё ещё рождается свыше 95%, как ни обидно это вражьему лагерю. И парочка Райнхард и Кирхайс - не исключение.
Вместе мы даже горы свернём, но и врозь тоже многого стоим - это тоже про них, поскольку хотя они и притёрлись отлично, но каждый имеет свои отношения с миром и с Богом, хотя ещё часто и не сознаёт этого. Пидоры Бога дано уволили из своих душ и из созданного Им мира, если что. Эти же романтики хотят не только выжить, но и изменить к лучшему свою среду обитания - а потому Господь им даёт шансы. Кирхайс соглашается помочь завоевать Вселенную, потому что видит Его свет в глазах друга, и только поэтому. Все остальные детали - вроде там обиды за полонённую сестру и прочие несправедливости окружающего мира - только декорация, не очень-то стоящая сейчас его внимания. Так что отметим, обещано даже не другу - берите выше, что называется... И потому из людей там свидетелей нет, не нужны они. (Ройенталь, будучи совсем не ребёнком, обещание принёс человеку - известно, чем это закончилось, и оттого его визита ночью Кирхайс даже испугался...)

Но где шансы и удача, там и проверки на прочность - то есть, искушения.

Итак, Вестерленд, который было не спасти - просто потому, что это личное дело сюзерена и подданных. Отвлекаясь на суть дела, заметим, что правых в этом конфликте нет - кабы обиженные новыми податями догадались не убивать посланца герцога, а просто посадить его на цепь в каком-нибудь подвале - шучу, вязть в заложники цивильно))), то и проблемы бы не было, вместо приступа гнева пришлось бы гарцевать, вступив в переговоры с бунтовщиками. А так - всякое доброе дело наказуемо, и полезь бы Райнхард спасать НЕ СВОИХ людей, его бы перестали вообще воспринимать всерьёз все, от кого хоть что-то зависит. И герцог бы не просто усидел себе спокойно, но смог бы законопатить всю эту команду Молодого Борзого, посмевшую его светлость оболгать - не давал он вообще такого бесчеловечного приказа, и баста. Кто не согласен, тот ни рожна не волокёт в политике и идёт на кухню мыть посуду - и больше никогда не лезет со своим дурацким мнением в серьёзные вопросы. Вышивает крестиком, бисером - и отдыхает, пытаясь примирить себя с мыслью, что Вселенная на него чихала, у неё свои законы. Ваши проблемы, милочка - так говорили в мою юность, и вас рядом не стояло, когда в нас стреляли. А Вы прятались у себя под одеялом и знать не хотели, что нас убивали. Всё.

То, что Райнхард горько убивается, узнав, что ничего не успел - это плюс ему лично, как честному парню, но минус как политику. Ну так и коронация не завтра, и рейх ещё спасать долго, и все живы ещё, вполне можно себе позволить. Причём политик бы жалел, что его влияние ещё не столь велико, что можно позволить себе благородные жесты - а это настоящее благородие жалеет, что не смог вмешаться там, где хотелось - молодой аристократ во всей красе, впомним эпизод с дубиной и насильником на тёмной улице. Настоящий аристократ, а не вырожденец, ненавистная плебеям и силам тьмы порода. Парень слишком требователен к себе в первую очередь - оттого и боится, что друг его не простит (отлично знает, что друг его из другого теста всё же, простолюдин, а этих не волнует "как", им нужно "где это"). Но вот тут он и вырос окончательно - понял, что если друг остаётся другом, то сначала поможет вылезти из ямы, а потом спросит, как ты в неё угодил. Сам Райнхард - такой, по-прежнему. А Кирхайс? Уже нет.

Уже нет, ибо Кирхайсу недвусмысленно дали понять, что он не просто ТОЖЕ ЛИДЕР, но и тот, на кого могут поставить и поставят, если Райнхард оступится. Только дали понять, но ещё даже не ставили. И башня у парня поехала от искушения совсем не туда - что Оберштайн и предвидел, пытаясь уболтать начальника прекратить держать фаворита - думают фигню всякую про вас уже все, кому не лень. Но кабы Кирхайс остался самим собой, прежним, он бы сказал своему офицеру что-то вроде: "Кому не нравится мой начальник - это их проблемы, а пасть за такие разговоры я порву, так что донесите дальше это, не расплескав". Нет, он ведётся, пообещав, что "выяснит вопрос у Лоэнграмма сам" - всё, после этого на него не ставят, и оптимальным решением проблемы под названием Лоэнграмм является только его устранение. Нехай Кирхайс ещё чуток порыпается, если сможет, но один он факт не может ничего - вот какой вывод получается у окружающего мира по этой парочке друзей...

Друзей ли? Уже вопрос. Друг бы - останься им Кирхайс полностью - сначала поинтересовался, как дела и самочувствие, и не брезговал бы угощением. Друг бы вообще сгрёб Райнхарда в охапку и сказал приблизительно так: "Ну и встрял ты нынче с этим делом, даже мне мало не кажется. Ты как, живой после такой дробилки или успешно вид делаешь?" Даже намёка нет на такое - а вот устроить сцену, словно перед нами обиженная женщина, которой не важно, что и как, просто не принесли нужное вовремя - получается у Кирхайса отлично. Райнхард то и дело пытается дать понять, что он ждал друга (того, кто поможет ему в беде), а не палача - бесполезно, Кирхайс, опьянённый сознанием собственной праведности, упорно не желает видеть, в какой роли оказался, и понимать, что делает адски больно, отказывается. Вот, куда уж яснее :

А дальше позволю себе совсем такой мужской вопрос, дамочки, давайте без истерик, хорошо? Ибо дико истерят на этом моменте, пуская сопли на образ Кирхайса-типа-праведника именно они, мужчины стойко молчат, молодцы, парни!
Что изменится к лучшему от того, что фэ высказано? Вестерленд вернётся из огня, в который его вверг НЕ Райнхард? Убитая сию секунду дружба воскреснет? Война чудесным образом закончится? ЧТО? А ничего, это ясно и ребёнку - и потому мужчины в таком случае пьют, а не плачут.

Но мужчина тут только один, и ему интересно, кто второй - просто юноша или чужой окончательно. И следует конкретный и простой вопрос: "Ты кто?" Это единственно верное в этом случае решение - Райнхард понял, что вернулся к нему не тот, с кем он простился и кого так сильно ждал. И ради их прошлого он имеет право уточнить. Кирхайс и этой мольбы о пощаде слышать отказывается, и начинается выпендриваться ещё круче... А потому слова: "я - Ваш подчинённый" иначе, как "я тебе больше не друг" между двумя вояками не воспринимаются. И Кирхайс не знать этого не мог. Но быть палачом у того, кто не сопротивляется - жутко увлекательное искушение, что хорошо показано в известной части Евангелия, где описываются страсти Христовы. И Тут Кирхайс тоже ведётся по полной, молча выметаясь после указания идти на своё место, которое сам только что выбрал. Он ещё вполне себе может остаться, промямлив что-нибудь про то, что оба зря погорячились - этого Райнхард ждёт до последней секунды всем своим существом. Он и ночью ещё может прийти - не кто попало, а ещё и бодигард, вообще-то. И поболтать о чём угодно - вообще-то, друг ещё как бы.

Но прелесть бесовская - она на то и прелесть, что адекватности и человеколюбия под её пеленой не жди. Усладив своё фэ, Кирхайс ещё и себя же полагает обиженным - забывая, что на вопрос "что ты будешь делать, когда однажды не совпадёте?" перед зеркалом он сам себе так и не ответил. Ничего не ответил. А раз не знаешь, холодно отвечает Вселенная, то ты сам этого хотел - и охранник отбирает оружие. Чего удивляешься? Не ты ли сказал, что уже не с ним, так, подчинённый? И вот тут Кирхайс понимает, что накосячил по полной, пелена с глаз от искушения падает, да поздно. Ему хочется доказать миру, что это не так - пожалуйста, отвечает мир, и случается то, что случилось. Доказал? Молодец. И прекрасно. А что дальше - ну ты же сам сказал, что не знаешь, вот дальше ничего и нет. Actio compleretur. Мироздание, оно всегда было циничным и лишённым украшалочек от человеческих иллюзий. Один неверный шаг на горной тропе - и срыв в пропасть. Так и здесь.


Подписаться на Telegram канал sincerely_comm