Последний президент субъекта или плач по потерянному суверенитету

Оригинал взят у zlatoalex в Последний президент субъекта или плач по потерянному суверенитету

13 сентября в Республики Татарстан был избран новый глава субъекта Рустам Миниханов. При чем он до сих пор именуется президентом. И это на сегодняшний день последний президент субъекта федерации. Так как в соответствии с положениями федерального законодательства высшее должностное лицо субъекта (глава субъекта) утратило право называться президентом.

И для соблюдения данных положений субъекты федераций где такое наименование присутствует в соответствии с формой государственного образования они должны привести свое законодательство в соответствие с федеральным исключив применение такого наименования должности до 2015 года.
В то же время именно для Татарстана законодателем сделано исключения как для субъекта с которым заключен договор об разграничении полномочий, продлив для последнего срок до 2016г.
В то же время в самом Татарстане это положение федерального законодательство встретило резкое не понимание вплоть до открытого противления. Так сразу после появления такой законодательной инициативы экс президент Татарстана прямо заявил о том, что это не будет применятся в нашем субъекте. Даже после того как федеральный центр оттянул неизбежную необходимость, появилось множество откликов о невозможности применения такого ограничения в Татарстане, пытаясь найти всевозможные законодательные лазейки для исключения исполнения федерального законодательства https://news.mail.ru/politics/23478218/.
В чем же дело, ведь формально Татарстан утратил все какие либо формальные преимущества перед другими в вопросе независимого осуществления власти? Сам же термин суверенитет практически перестал употребляется во внутре политических отношениях за несоответствием его насущным реалиям. Законодательство и Конституция Татарстана давно уже неоднократно по представлению прокуратуры в судебном порядке приводилось в соответствие с федеральным. Местные власти молча проглатывали все законодательные нововведения касающиеся федеральных полномочий относительно власти субъекта. Не возмущались даже в тот момент когда федеральный центр стал практически назначать главу субъекта. Праздник независимости или суверенитета давно уже превратился в день города.
Если же обратится к историческому и политическому значению договора о разграничении полномочий, то он как часть Конституции РФ является для политических деятелей Татарстана с одной стороны гордостью, как бы наделяя особым качеством татарской государственности, как единственного субъекта имеющего такой договор. А с другой стороны немалым достижением в вопросе государственной ассимиляции после развала СССР. Когда вопрос национального государственного самоопределения кипел вплоть до постановки его на отделения. Что грозило еще одной Чечней. И именно этот договор послужил одним из условий погашения национальных страстей.
Погасшие же национальные страсти давно же уступили место чиновничьему приживанию, заставив местные власти в угоду стабильных теплых мест и свободного кормления полностью лечь под федеральный центр. Остатки же национальной гордости только что и держаться на одних названиях, утратив которые татарские правители полностью утеряют особенности национальной самоидентификации.
В связи с таким положением хочется только сравнить их с Рамзаном Кадыровым, который спокойно взял под козырек в вопросе наименования его должности, что не помешало ему высказать угрозы об отдачи команде федерально подчиненным силовикам на его территории открывать огонь на поражение в отношении других федерально подчиненных силовиков из других регионов на его территории, О чем татары даже и мечтать не могут. Видимо потому что в отличии от них того никак не мучают комплексы утраченной самостийности.