Без случая на Урваши. Явление 1

Оригинал взят у rainhard_15 в Без случая на Урваши. Явление 1

Нож пришлось отложить. Пышная грива Императора, выросшая почти до пояса, почти вся оказалась придавлена спиной – со скованными руками, конечно, её было невозможно откинуть на подушку. Да и вытащить её пришлось бы теперь вовсе уже нелегко, и Ройенталь отказался от этой мысли сразу, едва лицо Райнхарда оказалось у него в ладонях. На висках пленника пульсировали невидные со стороны жилки, а сами они показались раскалёнными – вот оно что, у парня сильнейший жар, возможно, он либо тяжело бредит, либо вообще не слышит обращённых к себе слов. Перед глазами мгновенно всплыло приключение в Изерлонском коридоре, когда войска Яна Вэньли наконец были разбиты– просто об этом некому было рассказать победителю, упавшему без сознания с голодухи и от высокой температуры… Можно ли было подумать тогда, что случится то, что произошло сейчас? Ройенталь ощутил подавляющую волну ужаса, захлестнувшую его с головой, ещё страшнее, чем в детстве от роковой фразы отца. Что он наделал, получается? А если Император вообще не придёт в сознание ещё несколько суток, даже в больнице? Там, в космосе, его ангелом была фройляйн, это видели все невооружённым глазом, да и тот факт, что очнулся Райнхард после её визита, был более чем красноречив. Но тогда Император жить хотел, а сейчас, после плена – не хочет даже открывать глаза…

Перепуганный насмерть губернатор Новых земель отвернулся к двери камеры, чтоб позвать на помощь, но, вспомнив, что услал сопровождающего, поник головой. Крик раненого зверя застрял в горле да так там и остался, не нарушив тишину. В ушах раздались тогдашние реплики, когда Ройенталь был готов остаться умереть рядом с Райнхардом…

- Победа или смерть, мой Император? – с азартом амбициозного воителя.
- Ах, нет же, победа или окончательная победа, - чуть уставшим голосом, вежливо поправляя друга.

Впереди, по линии взгляда, снова обозначилась тьма, грозя заслонить собой всё. Ройенталь инстинктивно повернулся снова к пленнику, со стыдом признаваясь себе, что жаждет света, того, что видел только что. Но светлое сияние, похоже, перестало существовать. Страшась понимания того, что это могло означать, когда-то абсолютно бесстрашный адмирал в полном смятении почти прошептал:
- Мой Кайзер? – и осёкся, не представляя, как ему жить дальше, если ответа не последует.

На его счастье, ресницы Райнхарда заметно дрогнули – и уже сжавший горло железный ошейник панического страха снова растворился в небытии, откуда и взялся за прошедшие секунды прочно. Он слышит! – ликовал про себя Ройенталь – возможно, ещё не всё потеряно… Губы императора слегка шевельнулись.
- Оскар, подмоги, у тебя фляжка всегда была, - это был тот же голос, как и тогда, только намного слабее и тише…

- Да, конечно, - растерянно пробормотал Ройенталь, торопясь выполнить просьбу.

По всей видимости, император умирает от жажды, а мне это и в голову не пришло, - с горечью подумал он, наблюдая, как аккуратно, но быстро фляжка опустела. О том, что только что хотел срезать волосы пленника, он уже забыл. Нужно было осторожно уложить эту драгоценную голову опять на подушку и заняться наручниками – нож оказался как нельзя кстати… Но когда металлические шипы взялись неохотно покидать плоть, отданную им на растерзание, Райнхард не смог сдержать сдавленного стона. Ройенталя бросило в жаркий пот от ужаса. Он взялся говорить что-то вежливое, уверять, что всё поправит и всё наладится, болтал что-то ещё вне себя от ужаса и собственной неуклюжести, не замечая, что в уголке каждого из его разноцветных глаз успешно поселилось по крупной слезе и мечтая лишь о том, чтоб не умереть от взгляда глаз, которые ещё не были открыты.

- Я тебя понял, - едва слышно произнёс Райнхард с тяжёлым вздохом. – Просто мне сейчас очень плохо. Выручай.

- Да, мой Кайзер, - со всем чувством, на которое был способен в Изерлонском коридоре, прорычал Ройенталь, быстро и осторожно поднимая на руки ослабевшее тело. – Не сомневайтесь, я всё сделаю.

Золотая волна волос вспыхнула на мгновение, когда Райнхард, не открывая глаз, прижался щекой к мундиру того, кто сейчас хотел помочь ему больше, чем жить для себя. На посту охранника Ройенталь холодно бросил обомлевшему Бергенгрюну:

- Мой транспорт, - и тот помчался исполнять, сам не свой от надежды на лучшее.

Уже на выходе из тюрьмы Ройенталь вдруг услышал очень тихое, вежливое, но настойчивое указание:

- Не бегай, как преступник, иди ровно. Выходи через главный вход, через ворота. Упреждай все вопросы фразой: «Это сделали люди консула».

Он не удивился, лишь услышал, как сладко забилось перепуганное насмерть собственное сердце – похоже, так хорошо оно себя никогда вообще чувствовало… Кровь, уже пропитавшую рукава мундира Императора, он увидел только в салоне авто. Вскрикнув от ужаса, он взялся сам за перевязку ран.

- Куда мы едем? – спокойно поинтересовался Райнхард, чуть морщась от его манипуляций.

- В больницу, конечно, - оторопело ответил Ройенталь, холодея.

- Некогда, - ровным деловым тоном бросил Император. – Гони в свой кабинет и распорядись, чтоб туда же после нас доставили Трунихта. Ну, и есть я хочу, прямо сейчас и много.