Без случая на Урваши. Явление 2

Оригинал взят у rainhard_15 в Без случая на Урваши. Явление 2

- Вы не должны столь плохо отзываться о демократии, ведь именно она дала Вам возможность получить всё, чего Вы добились в жизни, - тон Ройенталя становился всё более ледяным, и уже было видно всякому, что ничего хорошего это означать не может. – Да и Ваши слова о верности Императору звучат как минимум неубедительно.

- Господин губернатор, Вы совершенно правильно меня поняли, - прежним невозмутимым чуть елейным тоном вещал в ответ Трунихт. – Моя верность диктуется логикой и прагматизмом. Легитимность Императора даже в рейхе не столь важна, пока он бездетен. Как только найдётся тот, кто докажет ему, что силён не менее, а опытен столь же, о белобрысом сопляке сразу забудут, как о неудачнике. А уж если с ним произойдёт какой несчастный случай… - и консул многозначительно поднял указательный палец вверх. – Никто вообще не удивится, этот не в меру храбрый блондинка всегда нарывался на риск.

-Ччего? – только и смог произнести ошарашенный Ройенталь. – Ты это что несёшь тут, подлая продажная крыса?

- Разве не для советов Вам я сейчас сюда вызван? – с апломбом артиста, ведущего бенефис, продолжал Трунихт, не обращая внимания на офицера, сидящего к нему спиной в кресле. – Хайнессен уже доказал Вам, сударь, на что он способен, когда ему не нравится правитель. Однако Вы ему нравитесь, смею заверить, и есть ещё Изерлон, на который жители возлагают пусть завышенные, но вполне реальные сейчас надежды. Новые Земли пойдут за узурпатором, если таковой найдётся, и пообещает им парламент при троне, к примеру. Как Вы сами прекрасно понимаете, пообещать не значит сделать, всегда есть обстоятельства, способные помешать выполнению…

Ройенталь поёжился, но ни грана невозмутимости не потерял – только оба его глаза всё сильнее стали наливаться ненавистью.

- Можно подумать, Хайнессен решил, кто будет его тираном на этот раз. Чего ради Вы заявляете мне сейчас такие вещи? Я могу ведь и убить Вас, закон рейха об оскорблении августейшей особы никто не отменял, после мятежей либо в случае их наступления – которыми Вы мне сейчас угрожаете, если я не соглашусь – я могу автоматически объявить военное положение, при котором разрешается самолично наказывать преступника. Вы пытаетесь манипулировать фактом, что Императора не видели эти дни живым, но кто мне помешает обвинить в покушении Вас? А вы мне столь мерзки, что моей совести будет плевать, что Вы безоружны.

- Я вам ещё нужен экспертом по населению, так что за свою жизнь я не беспокоюсь, - спокойно усмехнулся Трунихт. – Кроме того, будь Ваш император умён, он бы бросил меня в толпу безоружным ещё в свой первый визит на планете, но ему явно польстило, что я велел его пощадить – а ведь Бьюкок мог убить меня голыми руками, когда я отдал приказ о капитуляции Альянса. А сейчас поздно важничать – или Вы захватываете трон на любых условиях, господин Ройенталь, и мне плевать, если я буду числиться дворцовым шутом – или Вы пойдёте в расход, а на трон подымется кто-то другой, либо с фамилией Лоэнграмм, либо Гольденбаум.

- Таак, и где ж ты возьмёшь этих «либо»? – в голосе Ройенталя уже звенели ледяные кристаллы. – Уж не из подземелий ли культа Земли достанешь, фокусник чёртов? Если пустить в расход меня, то ты-то точно тогда будёшь мёртв, а свою шкуру ты ценишь больше, чем что ещё в Галактике.

- Вы долго говорите, господин Ройенталь, - холодно хихикнул Трунихт в ответ. – А моя шкура до сих пор цела. Либо Лоэнграмм мёртв, и я прав, либо ещё нет, но я прав по-прежнему, просто Вы хотите диктовать свои условия. Я не против, учтите. Просто я думаю, что с Вами мы договоримся быстрее, чем с Лоэнграммом, верно? Во всяком случае, он не будет склонен по-прежнему считать Вас верным себе.

Ройенталь пропустил глоток воздуха, силясь не поперхнуться, и оттого крошечных секунд оказалось достаточно, чтоб его перебили.

- Отчего же, на то он и блондинка, чтоб продолжать так думать, - раздался спокойный негромкий баритон, и сидевший спиной к Трунихту офицер повернулся в кресле лицом к консулу. – А Хайнессену, полагаю, будет весело таки порвать Вас и за капитуляцию, и за покушение, правда? Вы же сами предложили такой вариант, господин Трунихт, может, поучим белобрысого сопляка грамотным действиям? – Райнхард улыбался чуть-чуть, только складкой губ, а от пламени, горевшего в его очах, казалось, можно было превратиться в пепел на месте. – Кто дал тебе право сомневаться в верности моего друга, крыса, по себе судишь?

Консула тряхнуло, как от неслабого разряда электричества, на лбу у него выступил крупный пот, но дар речи он не потерял.

- Вы живы и в добром здравии, Ваше величество! – он патетически воздел руки вверх и даже сделал шаг вперёд. – Какое счастье, я первый, кто узнал это из гражданских! Господин Ройенталь прав, Хайнессен ещё рано хоронить, раз на его земле случаются такие чудеса, ведь я всю жизнь мечтал о встрече с Вами, но Вы не…

- Заткнись, - холодно уронил Райнхард, отворачиваясь и склонив голову, отчего его крупная чёлка снова рухнула ему на лоб. – Если я задал тебе вопрос, это не значит, что с тобой разговаривают. Пошёл вон, ты сказал достаточно.

- Я не Вам это говорил, - с прежним апломбом продолжил Трунихт, однако сильная дрожь выдавала, что он неспокоен. – Если бы я знал, что удостоен такой чести, то уж и сказал бы кое-что другое, чего на самом деле стоите Вы, государь. Таким образом…

- Таким образом или другим, но сгинь отсюда, нечисть, прихвостень отца лжи, - снова откинувшись на спинку кресла, чуть уставшим тоном проговорил Император, прикрыв глаза. – У нас с тобой ничего не может быть общего.

Бывший глава Совета хотел сказать что-то ещё, но нарвался на повелительный жест нынешнего правителя Хайнессена, не оставлявший ему ничего другого, кроме требования убраться из кабинета.

- Ладно, пусть так, - фыркнул Трунихт, споро засеменив к выходу. – Кабы вам обоим только не пожалеть о сказанном, и очень быстро… шпана зелёная.

- Благодарю Вас, мой Император, - глухим голосом уронил Ройенталь. – Прикажете поступить с ним согласно Вашему распоряжению?

- Да уж, Вэньли бы отпустил его, - с колким смешком произнёс Райнхард, открывая глаза – там сиял прежний азарт воина. – Но нельзя копировать опыт проигравшего преисподней, верно? Иначе снова сам в неё попадёшь. Подождём, далеко ли уйдёт теперь и куда. Наверняка это ещё не все его сюрпризы.

- Вэньли как будто не хотел властвовать, а нам приходится, чтобы выжить, - задумчиво сказал Ройенталь, остановившись в паре шагов от кресла, как когда-то в Изерлонском коридоре.

- Он тоже изменился на войне, убивать ему понравилось, а вот ответственность ему совсем не нужна, - в тон ответил Райнхард. - Потому Трунихт и поставил на тебя.