О Святополке Окоянном... или всё-таки Охаянном...

Оригинал взят у tvsher в О Святополке Окоянном... или всё-таки Охаянном...
Вот так бывает, что ищешь одно, а находишь другое. И в результате, вместо ещё одного поста об Александре Невском читайте о Святополке Окоянном, тем более, что эти темы взаимосвязаны.

Sviatopolk_I_of_Kiev.jpg
Святополк Владимирович Окаянный,Художник В.Шереметьев. 1867.

Святополк приходится племянником и одновременно пасынком князю Владимиру, Крестителю Руси, т.к.он был сыном старшего брата Ярополка, князя Киевского, и гречанки, которую после смерти/гибели брата Владимир взял в наложницы.

Именно Ярополку приписывают убийство любимых сыновей Владимира Бориса и Глеба. Но есть одна странность. Наши предки к выбору имени относились более ответственно. И на протяжении долгого времени своих сыновей русские князья называли Святополками, а Ярославами не называли достаточно долго.

И если читать «Повесть временных лет», то вопросы возникают сами собой.

Для тех, кто не в курсе о чём идёт речь, или подзабыл, напоминаю. У Владимира Святого было два любимых сына Борис и Глеб, что были убиты. Святополк вместе с семьёй сидел в подземелье и вроде как сидел не понятно за что. По официальной версии вроде как он был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда». По другой версии причиной ареста Святополка был план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису. Но к слову сказать, Святополк имел больше прав на власть в Киеве после смерти Владимира, ибо был сыном его старшего брата, предыдущего князя Киевского Ярополка.



И был у Владимира ещё один сын Ярослав, будущий Мудрый, который будучи новгородским князем примерно в это же время вышел против отца. У Владимира были и другие сыновья, но нас в данном случае интересуют только перечисленные.

Сам Владимир умирает в июле 1015 года вроде как тихо мирно в своей постели как раз в тот день, когда ему принесли известие, что Ярослав, нелюбимый сын к слову сказать, идёт на него войной, согласно всё той же «Повести...». Но одна деталь, на которую рядовой читатель вообще не обращает внимание. Всё дело в том, что самого Владимира на старых иконах и фресках изображали с крестом в руке. Это означало, что человек был мучеником, а не умер спокойно в своей постели, ни разу.

Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу, причём «Повесть...» не объясняет как он был освобождён, и без особых затруднений вступил на престол. Именно его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В течение того же года были убиты три сводных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его сводными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию. И к слову сказать, Ярослав мог выступить на Киев, узнав о смерти/убийстве отца. Ведь если верить отчёту об исследовании останков Владимира, то он был похоронен завёрнутым в ковёр растерзанным на части. Вроде как логично, но обратимся к другим источникам. Например, к скандинавской саге про Эймунда.

В ней говорится, что смерть Бориса «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю(!) и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников, во всяком случае на том этапе. И между прочим, исландцев трудно заподозрить в пристрастности описания киевских событий, ибо сага была написана в прославление похождений норманнов Эймунда и Рагнара, которые оказались свидетелями борьбы за власть сыновей Владимира (Вальдамара). Так вот, там Святополк не упоминается! А Ярославу (Ярислеву) противостоят Брячислав (Вартилаф) и Борис (Бурислейф)...

Сагу впервые перевели кажется во времена Пушкина. И можно предположить, что первый переводчик, дабы не конфликтовать с церковью, перевёл имя Ярислейф как... Святополк. Но по тексту чётко понятно, что убийцей Бориса является именно Ярослав, тот самый Мудрый и будущий отец Александра Невского.

«Люди спали крепко по всем шатрам, быв крайне утомлены и очень пьяны. Когда это было сделано, они связали концы, и, так соединив веревку (на которой была петля, с тою, которую притащили с собою), начали рядить. Затем, Конунг Эймунд подошел к Княжеской палатке, чтоб быть близко ее, когда будет она сорвана. Удар был сделан по веревке; тот, кто держал ее, увидел, что она дрожит, и сказал своим товарищам, что они должны рубить ветви. Они отрубили (веревки, придерживающие нагнутое) дерево, и оно выпрямилось сильно и мгновенно, сорвав (на воздух) всю палатку, которую далеко забросило в лес. Огни, (мелькавшие) внутри ее, все были потушены (этим взрывом). Эймунд еще с вечера тщательно затвердил в памяти то место, где Конунг спит в своей палатке: он двинулся туда, и быстрыми ударами нанес смерть ему и многим другим. Достав Бурислейфову голову в свои руки, он пустился бежать в лес, — мужи его за ним, — и (Турки) их не отыскали. Оставшиеся в живых Бурислейфовы мужи были поражены ужасным испугом от этого страшного приключения, а Эймунд со своими людьми ускакали прочь. Они прибыли домой (в Киев) утром, очень рано, и пошли прямо в присутствие Конунга Ярислейфа, которому наконец донесли с достоверностью о (последовавшей) кончине Конунга Бурислейфа.
— На! вот тебе голова, Господарь! Можешь ли ее узнать? — (воскликнул Эймунд). Конунг покраснел при виде этой головы. Эймунд молвил:
— Этот великий подвиг храбрости совершили мы, Нордманны, Господарь! Прикажите теперь прилично похоронить вашего брата, с надлежащими почестями.
Конунг Ярислейф отвечал:
— Опрометчивое дело вы сделали, и на нас тяжко лежащее! Но вы же должны озаботиться и его погребением. Ну, какой ряд станут теперь рядить те, которые ему следовали?
Эймунд сказал:
— Я полагаю, что они соберутся на вече, и будут друг друга подозревать в этом деле, потому, что нас они не приметили. Поссорившись, они разойдутся, не станут более доверять одни другим, и побредут толпами восвояси. Я уверен, что немногие из них будут думать о пристроении (тела) своего Конунга.
Вслед за тем, Нордманны вышли из города, и поехали тем же путем в лес. Они прибыли к стану. Там дело сбылось так, как предполагал Эймунд: Бурислейфовы люди все ушли прочь, перессорившись между собою при расставании. Эймунд отправился на поляну: на ней лежал труп Конунга, а при нем не было ни одного мужа. Они срубили гроб, приложили голову к телу, и поехали с ним домой, (в Киев). Тогда и сделалось погребение его известным многим лицам. После этого, весь народ той страны поступил в руки Ярислейфу, поклявшись ему присягою, и он сделался Конунгом тех владений, в которых прежде княжили они вдвоем.»

Ещё раз напоминаю, что у Рюриковичей имелся чётко ограниченный набор родовых имён, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века. А это говорит о том, что он не считался прямым виновником гибели Бориса и Глеба. И может быть Святополка изначально называли Охаянным, а не Окаянным...



Бегство Святополка на картине Бориса Чорикова.


Дальнейшая судьба Святополка покрыта мраком. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести... » Святополк был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка «Повесть...» обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где», образ же пустыни, скорее всего, имеет библейское происхождение...


Ну а кому интересно, то Сагу об Эймунде можно почитать здесь: http://ae-lib.org.ua/texts-c/_eymundar_saga_by_senkovsky__ru.htm

А «Повесть временных лет» здесь: http://old-russian.chat.ru/01povest.htm

Почитать и сранить... Но это уже для самых пытливых и любопытных.))