Что защитит общество от СКР?

Оригинал взят у zlatoalex в Что защитит общество от СКР?

Следственный Комитет это, так сказать, карающая десница государственного надзора за законностью. В его полномочиях расследование особо важных и тяжких дел, обеспечение законности в сфере чего тот является гарантией спокойствия общества, как основополагающего механизма защиты от всего самого общественно опасного, что вообще возможно в этой жизни. Так, по крайней мере, задумывалось при создании этого ведомства, которое пройдя соответствующие реформы, обрело собственную самостоятельность и независимость от прокуратуры, что должно было обеспечить его наиболее полную функциональность в вопросе раскрытия преступлений. Для обеспечения чего законодатель наделил СК самостоятельными полномочиями принимать процессуальные решения и вершить судьбы тех, кто попал в его немилосердные формально определенные руки.

Все это вроде бы замечательно и социально востребовано, но…. встает определенный вопрос о том, что же делать, если идет речь о совершении преступления самим следователем СК? Здесь те же самые полномочия и независимость СК имеют обратное значение в том, кто же тогда защитит общество от него самого, если тот вздумает злоупотребить своей карательной функцией. Конечно, законодатель при наделении того определенными полномочиями и гарантиями независимости предполагал только одно социальное содержание, как института восстановления законности от преступных посягательств. Но в современной действительности отношение к законности по сравнению с социальной значимостью имеют условный характер.

В предыдущих постах я уже подробно описывал дело о том, как на одного специалиста эксперта регионального управления Росрезерва повесили хищения 4х планеров МиГа общей стоимостью в миллиард, так и не выбывших с места фактического хранения, а также десятки тысяч тонн мазута, качество которого проверялось в ходе следствия экспертами по совершенно иным документам.
Так адвокатами жены подсудимого Татьяны Силяковой было установлено, что на исследовании эксперта, положенного в основу постановления обвинительного приговора находились документы на совершенно иной мазут, нежели который был похищен по фабуле обвинения. То есть экспертиза имела ложный характер, чтобы увести рассмотрение уголовного дела от действительной фактической его стороны, прикрывая злоупотребления и возможные преступления при хранении материальных ценностей в Росрезерве. То есть, все указывает на наличие признаков преступления совершенного именно против правосудия. Казалось бы, очевидно, что надо разбираться чья здесь вина в той откровенной фальсификации и предоставления на рассмотрение эксперту «левой» документации. Реальные паспорта качества мазута, запрошенные и полученные следователем, просто были удалены из материалов дела и не дошли до суда.

Однако не тут-то было. Установив данные факты, жена Силякова подает соответствующее заявление в МВД и прокуратуру. Оно проходит регистрацию как заявление о совершении преступления в МВД, а потом направляется в СК, который несмотря на регистрацию данного заявления, не рассматривает его как заявление о преступлении, а рассматривает как обычное письмо. Материалы этого заявления изымаются из соответствующего проверочного материала по зарегистрированному номеру КУСП в МВД и перемещаются в отдельное производство, на которое дается ответ, что данное заявление не указывает на признаки какого-то преступления, судом уже рассмотрены доводы защиты о доказательствах, и потому они не могут быть сфальсифицированы. Что иначе, как абсурдом назвать нельзя, потому как речь и идет о фальсификации, повлекшей неправильные выводы суда о фактических обстоятельствах. Часть представленных материалов вообще пропадает и находится неизвестно где.

Прокуратура вносит указания о наличии признаков преступления с требованиями о рассмотрении соответствующего заявления, а адресат СК попросту их посылает куда подальше, указывая, что отказывается исполнять указания прокурора как незаконные. Что является попросту верхом беззакония, как неисполнение указаний главного надзирающего за законностью органа. О чем я уже писал.

То есть по сути СК самостоятельно вне зависимости от закона вводит дополнительную стадию рассмотрения заявления о совершении преступления. Так законом предусмотрена проверка заявления для принятия решения о возбуждении уголовного дела или в отказе в таковом. СК же оставило для себя возможность проведения проверки на предмет необходимости проведения самой проверки для вынесения соответствующего процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Абсурдно, но факт - проверка о необходимости проверки, когда дело касается заявления о совершении преступления следователем СК. Оставляя за СК возможность не просто отказать в возбуждении уголовного дела, а не заморачиваться даже с вынесением самого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, как не имеющего, какого-то повода для этого. Несмотря на наличие соответствующего заявления, и даже указаний самого прокурора об этом, как было в этом случае.

Я бы сказал, что это делает СК абсолютно бесконтрольным и наделенным неограниченной возможностью к исполнению своих карательных функций. Возможность же применения ими карательных функций в процессе расследования преступлений очень обширна, и кто сейчас может предоставить обществу защиту от такого понимания социального значения своих полномочий, которые так же мало похоже на гражданский долг, как у грабителя с ножом в подворотне, или даже хуже, остается непонятным. Причем пределы бесконтрольности этого ведомства остаются вообще непонятными в свете заявлений самого Президента о недопустимости излишнего наезда на бизнес со стороны как раз уголовных ведомств. Несмотря на указания Президента, СК допускает факты откровенного произвола.

В настоящий момент Татьяна Силякова обратилась к Бастрыкину по этому поводу, и остается только надеется, что у него то эта самая гражданская сознательность и ответственность при осознании своего долга, учитывая его статус руководителя ведомства, максимальна обострена и достаточна, чтобы восстановить правоохранительную функцию его ведомства, которая так откровенна и угрожающе была попрана в данном случае.
В противном случае могу вас всех «поздравить», в кавычках, с образованием у нас официального и в то же время самостийного и абсолютно бесконтрольного карающего органа, никак несвязанного в своей деятельности с законодательством и защиты от которого обычному человеку ждать неоткуда.

А как вы думаете, представляет ли бесконтрольный СКР угрозу обществу?

представляет ли бесконтрольный СКР угрозу обществу?

Нет, не представляет
6(28.6%)
Конечно представляет
14(66.7%)
Иной ответ в коментах
1(4.8%)