И снова о Геринге и не только о нём...

Оригинал взят у tvsher в И снова о Геринге и не только о нём...
На русскоязычных сайтах практически нет нормальных беспристрастных статей о рейхсмаршале Третьего рейха Германе Вильгельме Геринге, такого его полное имя. Можно по разному относится к этому человеку, но нельзя не признать его ум и умение адекватно оценивать текущую обстановку и давать прогнозы на будущее.

Герман Геринг на Нюрнбергском процессе. Фото - Евгений Халдей
Герман Геринг на Нюрнбергском процессе. Автор фото - Евгений Халдей.

Часто встречаю мнение, что на Нюрнбергском процессе были расставлены все точки и решения, что там были приняты, обсуждению и пересмотру не подлежат. Но ведь возникает много вопросов неудобных, но об этом как-нибудь в следующий раз. Ну а что за порядки царили на Нюрнбергском процессе можно понять из одной фразы Евгения Халдея: “Мне хотелось сфотографировать Геринга из необычной перспективы. Но это было запрещено. Я договорился с секретарем советского судьи Никитенко. За бутылку джина он уступил мне свое место на пару часов.”

Комментировать сие не буду, ибо обещала Вам беспристрастный пост. Кстати, троллям комментировать тоже не советую, здесь они пролетают по всем статьям. И так, только факты.

Геринг
Автор фото Евгений Халдей.

Предсмертное письмо Геринга Черчиллю. Перевод с английского Ольги Рыжовой.


Г-н Черчилль!

Вы будете иметь удовольствие пережить меня и моих товарищей по несчастью. Не премину поздравить Вас с этим личным триумфом и тем изяществом, с которым вы его добились. Вам и Великобритании действительно пришлось пойти на большие затраты, чтобы добиться этого успеха. Если бы я считал Вас достаточно наивным для того, чтобы считать этот успех не более чем спектаклем, которым Вы и ваши приятели обязаны народам, которые Вы хитроумно ввергли в войну против Великой Германской Империи, а также Вашим еврейским и большевистским союзникам, то тогда моё послание к Вам в последний час моей жизни также считалось бы в глазах последующих поколений чем-то, не стоящим внимания.

Моя гордость как немца и как одного из главных немецких руководителей исторической всемирной битвы не позволяет мне тратить слова на унизительность и вульгарность процедуры, используемой победителями – по крайней мере постольку, поскольку это касается моей собственной персоны.

Однако, поскольку открыто объявленная цель этого отправления правосудия – ввергнуть немецкий народ в бездну беззакония и, путём устранения всех ответственных лиц национал-социалистического государства, раз и навсегда лишить его любой будущей возможности защитить себя, я вынужден добавить несколько слов к приговору исторической важности, который Вы и Ваши союзники заранее вынесли.
Я адресую эти слова Вам потому, что несмотря на то, что, будучи одним из наиболее осведомлённых в том, что касается подлинных причин этой войны и путей её избежания или же прекращения её на стадии, приемлемой для будущего Европы, Вы, тем не менее, отказались предоставить своему же собственному Трибуналу свои свидетельства и свою клятву.

Таким образом, я не премину заранее призвать Вас к Трибуналу Истории и отправить моё письмо именно Вам, поскольку я знаю, что наступит день, когда этот Трибунал назовёт Вас человеком, который, обладая честолюбием, интеллектом и энергией, вверг европейские государства в рабство иностранных мировых держав.

Перед лицом Истории я называю Вас человеком, который сумел свергнуть Адольфа Гитлера и уничтожить его политическое дело, но который при этом не сможет вместо павших вновь поднять оградительный щит против азиатского нашествия на Европу.

Вашим желанием было возвыситься над Германией посредством Версаля. И то, что Вам это удалось, станет для Вас губительным. Вы олицетворяете собой стальное упорство Вашего старого дворянства, но вместе с тем Вы воплощаете в себе и его старческое упрямство, направленное против последней могучей попытки возрождённой германской державы решить участь Европы в степях Азии и обеспечить ей защиту на будущее. Пройдёт много времени после того, как моя ответственность за дальнейшее развитие событий найдёт объективного судью, и Вам придётся ответить за то, что последняя кровавая война не стала последней войной, которую пришлось вести за жизненные интересы европейского континента на его территории.

Кроме того, Вам придётся дать ответ за то, что за вчерашней кровавой бойней последовала новая бойня, ещё более ужасная, и что Европе придётся стоять не на жизнь, а на смерть не на Волге, а в Пиренеях.

Я от всей души желаю, чтобы Вы дожили хотя бы до того дня, когда миру и, в особенности, западным странам, придётся на собственном горьком опыте убедиться, что именно Вы и Ваш приятель Рузвельт ради дешёвого триумфа над Германией продали их будущее большевизму. Этот день наступит намного быстрее, чем Вам хотелось бы, и, несмотря на Ваш преклонный возраст, Вы будете в состоянии увидеть, как кроваво-красная заря взойдёт и над Британскими островами.

Я убеждён, что этот день принесёт Вам все те невообразимые ужасы, которых в этот раз (благодаря военной удаче или из-за презрения немецкого командования к полной дегенерации методов ведения войны между нашим родственными народами) Вам удалось избежать. Моя осведомлённость в том, что касается видов и количества нового оружия и новых проектов, которые (во многом благодаря Вашей военной помощи) стали добычей Красной Армии, даёт мне право делать это пророчество.

Разумеется, Вы, согласно своей традиции, вскоре напишете хорошие мемуары, и они будут ещё лучше, чем предыдущие, поскольку отныне Вам уже никто не помешает рассказать или утаить то, что Вы только пожелаете. Однако Вы будете бессильны против тех поправок, которые решительно внесёт дальнейшее развитие событий, форсированное Вами. После этого Вам придётся дать народам ответ на вопросы, которые Вы не удосужились дать Вашему показному трибуналу и которые Вы отказались дать не столько нам, тщетно желавшим бы поблагодарить Вас за Вашу честность, сколько исторической истине.

Вы думаете, что Вы хитро всё обставили, бросив историческую истину на попрание горстки амбициозных юридических софистов и позволив превратить её в некий диалектический трактат, переполненный всевозможными ухищрениями, несмотря на то, что Вы, будучи британцем и государственным деятелем, прекрасно знаете, что подобными методами жизненно важные проблемы народов нельзя было решить или оценить в прошлом и что в будущем их также нельзя будет решить.

Я слишком хорошо осведомлён о Вашей силе и о изворотливости Вашего ума, чтобы считать Вас способным верить вульгарным лозунгам, с помощью которых Вы поддерживаете войну против нас и пытаетесь возвеличить свою победу над нами, устроив этот дешёвый спектакль.
Будучи одним из высших военных, политических и экономических руководителей Великого Германского Рейха, настоящим я ещё раз решительно заявляю, что эта война стала неизбежной только из-за того, что политика Великобритании (под Вашим личным руководством и руководством Ваших приверженцев) была упрямо направлена во всех областях на удушение жизненно важных интересов и естественного развития немецкого народа и что Вы, одержимые старческим честолюбием по поддержанию британской гегемонии, предпочли Вторую мировую войну согласию (о котором искренне мечтали и которое неоднократно пытались достичь обе стороны) на основе, приемлемой для двух самых выдающихся народов Европы и учитывающей их естественные нужды и интересы.

Настоящим я ещё раз заявляю со всей прямотой, что вся вина немецкого народа за мировую войну, которую навязали именно Вы, состоит в том, что он пытался положить конец тому нескончаемому бедствию, которое Вы столь гениально поддерживали и столь хитроумно раздували.
Излишне будет говорить Вам о причинах, нуждах и мотивах, приведших по ходу войны к политическим и военным трудностям, которые Ваши юристы смогли столь умело использовать в односторонней манере против национал-социалистического правительства немецкого народа.

Опустошённые территории европейской цивилизации и её древние сокровища, ныне лежащие в руинах, сегодня всё ещё служат свидетельством той отчаянной горечи и того невиданного самопожертвования, с которыми великий и гордый народ ещё вчера боролся за своё существование.
Завтра, однако, они будут служить свидетельством неразборчивости в средствах и того, что только превосходящие силы, которые Вы доставили на поле боя, смогли привести к порабощению этого народа и поражению его в правах.

И наконец, послезавтра эти руины станут свидетельством того предательства, которое отдало Европу в руки Красной Азии.
Германия, которую вы покорили, отомстит вам за себя, несмотря на свой крах. Ибо у вас никогда не было политики лучшей, чем у нас; также вы не проявили большего умения или отваги. Вы одержали победу не благодаря лучшим качествам или мнимому превосходству вашей силы и умения, а только благодаря тем шести годам, которые продержалась ваша коалиция. Не стоит принимать желаемое за действительное. Вы и Ваша страна вскоре пожнёте плоды Вашего политического умения. То, что Вы, циник со стажем, не хотите признавать в отношении нас (а именно тот факт, что наша борьба на Востоке была актом необходимой самообороны не только для Германии, но и для всей Европы, и поэтому немецкие методы ведения войны, которые Вы столь гневно осуждаете, были полностью обоснованы), вскоре продемонстрирует Вам и всей Британской Империи Ваш сегодняшний друг и союзник Сталин.

И тогда Вы на личном опыте увидите, что значит сражаться с этим противником, и поймёте, что [в данном случае] цель оправдывает средства и что этому противнику нельзя успешно противостоять посредством юридических трактатов или авторитета Великобритании и её европейских карликов.

Вы заявили немецкому народу, что главным для Вас было вернуть ему демократический образ жизни. Однако Вы ни слова не сказали о том, что Вы хотите вернуть ему приемлемые жизненные условия, которых он был лишен последние двадцать пять лет.

Ваше имя стоит под всеми основными документами этой эпохи британского непонимания и зависти по отношению к Германии. Ваше имя будет также стоять и под результатом, а именно, что эта эпоха ликвидации Германии со страниц истории бросила вызов существованию Европы.
Моя вера в жизненную силу моего народа непоколебима. Народ этот будет сильнее Вашего и проживёт гораздо дольше. Однако меня терзает то, что он отдаётся в ваши руки беззащитным и что отныне он принадлежит к числу тех несчастных жертв, которых благодаря Вашему успеху ждёт не плодотворный труд, направленный на решение общих задач, которые ставит здравый смысл западных народов, а величайшая катастрофа за всю их совместную историю.

Я не стану обсуждать те эксцессы, которые Вы – справедливо или нет – приписываете нам и которые не согласуются ни с моей точкой зрения, ни с точкой зрения немецкого народа; также я не стану говорить об эксцессах, совершённых Вами и Вашими союзниками против миллионов немцев. Ибо я знаю, что под этим предлогом Вы сделали весь немецкий народ предметом коллективных эксцессов невиданных прежде масштабов и что даже без этого предлога Вы всё равно бы не стали вести себя иначе по отношению к Германии, ибо начиная с 1914 года Вы настойчиво и упрямо преследовали цель по – ни много, ни мало – уничтожению Германской Империи. Эта историческая цель не даёт Вам права претендовать на роль судьи над последствиями (как неизбежными, так и теми, которых можно было избежать), к которым привело Ваше хладнокровное и упорное преследование своих целей или которые Вы приветствовали как последующее доказательство правомерности Ваших действий. Что я на сегодняшний день считаю самой большой ошибкой с моей стороны и со стороны национал-социалистического правительства, так это то, что мы ошибочно считали Вас проницательным государственным деятелем. К моему великому сожалению, я полагал, что Вы достаточно проницательны для того, чтобы осознавать, что в контексте мировой политики для существования Британской империи необходима удовлетворённая и процветающая Германия. К сожалению, наших сил не хватило на то, чтобы заставить Вас понять (пусть даже в самую последнюю минуту!), что уничтожение Германии станет началом уничтожения Британии как мировой державы. Каждый из нас с самого начала действовал согласно разным законам. Я действовал согласно новому закону – что эта Европа уже слишком стара; Вы же – согласно старому, а именно что эта Европа уже недостаточно влиятельна в мире.

Я завершаю свой жизненный путь с твёрдым убеждением, что, будучи немецким национал-социалистом, я, вопреки всему, был лучшим европейцем, нежели Вы. Пусть же приговор этому хладнокровно вынесут последующие поколения. Я искренне желаю, чтобы Вы прожили ещё достаточно долго, и, может быть, судьба предоставит Вам шанс, который Вы предоставили мне: оставить потомкам в наследство истину.
Герман Геринг,

Нюрнберг, 10 октября 1946 г.



И последнее слово Германа Геринга:

«Победитель всегда является судьей, а побежденный - осуждённым.

После того, как Соединенные Штаты проглотили Калифорнию и половину Мексики, а нас лишили всего, расширение территории объявляется преступлением. Что ж, такое происходит в течение столетий, и будет продолжаться в дальнейшем.Гитлер был нашим вождём. Я бы не смог видеть его стоящим перед иностранным судом. Ваши люди знали фюрера. Он бы первым поднялся и сказал: «Я отдавал приказы и потому беру на себя полную ответственность». Но лично я предпочел бы умереть десять раз, чем видеть подобное унижение германского лидера.

Смертный приговор ровным счетом ничего не значит для меня. Я никогда не боялся смерти после 12-летнего возраста…
Я не признаю решение этого судилища… Я продолжаю быть верным нашему фюреру… Массовые убийства? Уверяю вас, что я и не помышлял о них. Я лишь думал о том, что мы должны убрать евреев с занимаемых ими постов в большом бизнесе и в правительстве. И это всё. Но не забывайте, что именно евреи организовали жуткую кампанию против нас по всему миру.

Мой народ подвергался унижению и прежде. Лояльность и ненависть вновь объединят немцев. Кто знает, может быть, в этот момент уже появляется на свет человек, который отомстит за наше унижение? То, что печатают газеты, контролируемые американцами, не имеет никакого значения.

Я могу сказать только одно: в Германии мы имели демократию тогда, когда наши дела шли из рук вон плохо. Не заблуждайтесь в данном вопросе. Наши люди знают, что они стали жить лучше при Гитлере. Не забывайте также, что Гитлер был для нас больше, чем просто глава правительства.

Следующее поколение найдёт своих собственных лидеров, и они будут отстаивать наши национальные интересы. Поэтому вы попридержите вашу мораль, ваше покаяние и вашу демократию, - попытайтесь продать их кому-нибудь другому, а не нам! Я рад, что меня приговорили к казни, а не к пожизненному заключению, ибо тех, кто сидит в тюрьме, никогда не производят в мучеников.»


Кстати, обращение Геринга к немецкому народу, написаное им перед самоубийством, американцы забрали себе и с тех пор так и не предоставили его для публикации. Почему? Что такого страшного там написано?

И ещё, наверняка каждый из Вас хоть раз задавался вопросом: почему Великобритания и США поддержали во Второй Мировой в конечном итоге СССР? Ой, только не надо высоких слов о том, что никто не хотел распространения идей нацизма. Всё гораздо проще, но об этом в следующий раз...

И кстати, Геринг оказался прав во многом...