Необычное поручение

Оригинал взят у tvsher в Необычное поручение

12897.jpg

Автор eugen_von_arent

4 июля 484 года по Рейхскалендарю.09:10.


Фрегаттенкапитана Ульриха Кеслера вызвали к вице-адмиралу фон Гриммельсхаузену. Ничего удивительного в этом не было: официально Кеслер уже около года служил ассистентом фон Гриммельсхаузена.

Как он попал на это теплое местечко, Кеслер и сам не понимал. Получив перевод из военной полиции, он не сомневался, что следующим местом назначения будет какая-нибудь забытая богами планета на линии фронта, откуда ему уже не выбраться. В том, что начальник военной полиции, выполнит свои угрозы - сомневаться не приходилось - и возможностей, и желания у него было достаточно. Тем более, что покровителей у Кеслера ни среди высших военных чинов, ни среди высшей аристократии, не было. Когда пришло назначение в штаб, он подумал, что это какая-то ошибка. Когда же он узнал, что это сделано по личной просьбе фон Гриммельсхаузена, ассистентом которого он и будет служить, стало понятно, что ошибки нет, но яснее ситуация не стала – Кеслер терялся в догадках: Откуда фон Гриммельсхаузен мог узнать его, Кеслера, имя, зачем ему понадобился чужой человек в качестве ассистента (на такие должности, всегда старались взять «своих») и чего ожидать от нового начальника? Не то что бы Кесслер никогда не слышал фамилию Гриммельсхаузена – все на Одине знали, что старик - фаворит императора и оказывал ему какие-то услуги, когда Фридрих фон Гольденбаум был всего лишь третьим сыном императора Отфрида V, но что это были за услуги, никто толком не знал. Встреча с самим фон Гриммельсхаузеном тоже ничего не прояснила. Старик был настроен доброжелательно, много расспрашивал о предыдущих местах службы, об училище и даже о семье и, в конце концов, видимо, остался доволен. Кеслеру новый начальник понравился: он явно знал о конфликте с военной полицией и, видимо, это и было причиной нового назначения, но доверять не торопился - составлял собственное мнение. Его интерес к новому человеку был искренним и не только профессиональным. Его комментарии выдавали недюжинное чувство юмора. Короче, в тот раз они расстались довольные друг другом.

Работа оказалась в основном бумажной и не самой простой, но не скучной. Именно тогда Кеслер так отчетливо увидел разницу между официальным приказом и приказом непосредственного начальства. И еще, он знал, что во многих ситуациях может положиться на старого вице-адмирала.

Поручение, которое дал ему начальник, было странным. Это не было приказом, но и просьбой, пожалуй, не было. Именно что поручение.
Когда он вошел, старик держал в руках конверт, на котором были крупно написаны адреса: в одном углу – Гриммельсхаузена, в другом – обратный.

После приветствий в комнате повисла тишина. Гриммельсхаузен, казалось, что-то обдумывал или оценивал. Наконец, старик вздохнул и, словно решившись на что-то, начал:
- Вы неплохо разбираетесь в людях и способны быстро и точно оценить ситуацию. - Кеслер начал было благодарить, но старый адмирал махнул рукой, и продолжил: – Это не комплимент, это повод подкинуть вам дело, которое… не входит в рамки Ваших служебных обязанностей. Дело это, некоторым образом, личное и может оказаться не таким простым, как кажется на первый взгляд.

Вступление было странным. Что-то тут было не так. Кеслер ждал продолжения.
- Сам я заниматься им, по крайней мере, на первых порах не могу, – продолжил старик и протянул конверт, - Вы знаете этот квартал?
- Так точно, - ответил Кеслер и подумал, что лет десять назад, скорее всего, покраснел бы – квартал был известен на всю столицу.

- Сейчас там, скорее всего, пусто, - продолжил старик и взглянул на часы – они показывали 20 минут десятого, Кеслер согласно кивнул.

- Встретьтесь с автором письма, возможно… - Гриммельсхаузен снова замолчал на секунду, словно, что-то обдумывая, - да, скорее всего, он мой дальний родственник. Его зовут Ойген фон Арент. Встретьтесь, познакомьтесь, поговорите и действуйте по обстоятельствам, – он снова помолчал и добавил, - Ему должно быть лет двенадцать. Ребенку нечего делать в подобном месте. У Вас есть вопросы?

Вопросы были но, ни один из них не хотелось задавать. Теоретически он мог отказаться, но…
- Разрешите выполнять?

Старик кивнул и прикрыл глаза, давая понять, что разговор окончен.

Когда Кеслер ушел, Гриммельсхаузен подумал, что мальчишка может все испортить, заявив, что это не его имя и тогда помочь ему не удастся. Хотя, чтобы выживать до сих пор, он должен быть сообразительным мальчиком. Пожалуй, поймет. И Кеслер справится. Должен справиться. Старый адмирал спрашивал себя, сумеет ли он спасти ситуацию, если что-нибудь пойдет «не так» и не находил ответа. Но, в конце концов, решил что, пожалуй, сможет. Посмотрим. 9:30. Надо ехать во дворец. Пора. Все разгадки подождут до вечера.