Эхо дворцовых интриг...

Оригинал взят у tvsher в Эхо дворцовых интриг...
Автор eugen_von_arent

300px-Ernst_Falstrong.jpg

4 июля 484 года по Рейхскалендарю. 16:00.

Библиотека в доме Гриммельсхаузена была замечательная: огромные от пола до потолка книжные шкафы, два удобных рабочих стола, тихо. Здесь ничего не отвлекало от дела. Но сегодня Кеслер не мог сосредоточиться. Стоило взгляду скользнуть по книге, лежащей на столе, и он снова перебирал в мыслях события этого дня, пытался понять, не упустил ли он чего-то, и вновь горячей волной поднималось раздражение. Кеслер встал, снова прошел из угла в угол.

ххх
До дома они доехали быстро. Препоручив мальчишку заботам Хайдемарии, домоправительницы фон Гриммельсхаузена, Кеслер попросил позвать его, когда приедет врач, и поднялся в библиотеку. Еще раз внимательно осмотрел книгу: старинная, дорогая, не то чтобы потрепанная, но ее явно читали не один раз. А так, книга как книга. Кроме экслибриса, ничего примечательного.

Ну что ж. Кеслер включил компьютер и углубился в поиски. Его интересовали генеалогические связи семей Гриммельсхаузенов и Валленштайнов. Однако вопреки распространенному мнению, что все благородные дома Галактической империи давно породнились между собой, эти деревья не пересекались, родственных связей не было. Однако лет тридцать назад…

Минут через сорок его позвали – приехал врач. Пришлось прерваться.

Мальчишка уже был устроен в одной из комнат для гостей. Вокруг него хлопотали Хайдемария и кто-то из слуг. Доктор Зоммер, старичок с белой бородкой, белыми же густыми бровями, обычно чрезвычайно смешливый, был сегодня серьезен как никогда. Осмотрев пациента, он сделал укол, велел давать горячее питье, сказал, что пришлет попозже лекарство и оставил подробную инструкцию, как его давать. Покачал головой, глядя на своего пациента, и пустился в пространные объяснения. Выходило, что все не так уж и плохо. То есть ничего хорошего в воспалении легких не было, но одностороннее лучше, чем двухстороннее, к тому же организм явно сопротивлялся, так что при правильном лечении молодой человек довольно быстро встанет на ноги. «Молодой человек» даже сейчас выглядел получше, чем утром. Что было нетрудно.

Все, что его интересовало, Кеслер уже услышал, и предпочел откланяться, прежде чем Хайдемария и доктор углубились в обсуждение целебных свойств разных отваров.

Вернувшись в библиотеку, капитан снова уткнулся в свой компьютер.

Лет тридцать назад имена графов фон Гриммельсхаузен и фон Валленштайн часто встречались рядом. Впрочем, надо заметить, что рядом с ними встречалось еще довольно много имен, в том числе и весьма известных. Самым известным было имя Его Императорского Величества, Фридриха фон Гольденбаума, тогда еще только-только взошедшего на престол.

Журналы писали об «императорском кружке» в разделе светской хроники, где-то между музыкальными вечерами и светскими раутами. С осени 454 года фамилии членов этого странного общества появляются в разделе некрологов. Недели не проходило без похорон. В декабре того же года император официально объявил о роспуске этого … клуба по интересам. Тогда же маркиз Лихтенраде стал исполнять обязанности премьер-министра.

Кеслер перечитал некрологи: несчастные случаи, дуэли, теракты. Ну да, именно после той волны дуэли и превратились в тот фарс, каким являются сегодня – с наемными профессиональными бойцами и кучей зрителей. Что же касается терактов, то обвиняли, как обычно, республиканцев, доказать, как обычно, ничего не могли: все «террористы» либо были убиты на месте и полиции не известны, либо не были найдены. Н-да, полиция работала на редкость плохо.

После того как общество было официально распущено, большинство оставшихся в живых участников вернулись в свои поместья. Граф фон Валленштайн тоже покинул столицу. Граф Отто фон Валленштайн. Этот мальчишка, вероятно, приходится ему внуком. Впрочем, тогда у Отто фон Валленштайна не то что внуков, детей не было. Он тогда, перед самым отъездом, собирался жениться. Где-то тут должно быть…

Да, вот объявление о помолвке. А вот и заметка о празднике. «Невеста исполнила для гостей арию…» Ну-ну. А где же свадьба? Ага, вот: «Жених сообщил о предстоящем отъезде и о том, что свадьба состоится в поместье в кругу родных и друзей».
А вот Рихард фон Гриммельсхаузен не только не покинул столицу, но и остался при дворе, правда, первое время, похоже, держался довольно-таки тихо. Но тридцать лет …

И все же, чем занимался этот «императорский кружок»? И кому он помешал? Судя по тому, что убийства прекратились, император договорился со своими врагами, но кем же они были? Власть тогда фактически получил маркиз Лихтенраде. Но сам он политической силы не представлял. Посредник? Возможно. Но кто же за всем этим стоял?

Кеслер подошел к окну. Свежий ветерок прогнал июльскую жару. День превратился в вечер. Птицы уже открыли свой вечерний концерт. Какое значение все это имеет сейчас? Прошло около тридцати лет… Валленштайн… Было что-то об этой семье, не так давно. Кеслер вернулся к компьютеру и пролистал еще несколько страниц. Да, так и есть. В мае 482 года граф Артур и графиня Амалия фон Валленштайн погибли. «Автомобиль взорвался прямо перед домом…» «Трое детей…» Трое? Да. «Девочки-двойняшки, пяти лет, и наследник титула и состояния, Ойген фон Валленштайн, десяти лет». Поискать фотграфию? А зачем? И так ясно. Следствие и его выводы удивительно напоминали поиски республиканцев перед роспуском «императорского кружка». Дерзкое убийство, куча свидетелей. Преступники не только не пойманы, никто вообще ничего не знает. «Республиканский заговор». И что же с мальчишкой? Если бы он мешал тогда, его бы убили вместе с родителями. Но его оставили. А теперь…Вся столица знала, что герцоги Брауншвайг и Литтенхайм были очень заинтересованы в том, чтобы двенадцатилетнего графа Валленштайн, пропавшего около года назад при неясных обстоятельствах, признали мертвым. Хотя какая им в этом выгода не понятно – земли Валленштайнов отошли бы тогда в казну. А когда их затея провалилась, они пообещали за этого мальчишку столько денег… За эту сумму можно было бы купить небольшую, но вполне удобную планету. Впрочем, пообещать еще не значит заплатить. Герцоги Брауншвайг и Литтенхайм не отличаются особой щепетильностью. Но чем же им так насолили Валленштайны?

ХХХ

От стола к окну и обратно. Все эти рассуждения ни к чему не вели. Какое значение имел этот заговор тридцатилетней давности сегодня? И какое значение он имел для него, Ульриха Кеслера, узнавшего об этой истории несколько часов назад, да и то лишь в общих чертах?

Во дворе засуетились, в доме забегали. Через некоторое время дверь библиотеки отворилась, вошел хозяин дома, уже сменивший придворный камзол на домашний халат, опираясь на неизменную трость. Кеслер встал, отдал честь, собрался было рапортовать, но старик махнул рукой, дескать, незачем. Устраиваясь в своем любимом кресле, Рихард фон Гриммельсхаузен проворчал:
- Да-да, мне уже рассказали, что мой юный родственник здесь, что он болен, что врач уже был и завтра намерен снова навестить своего пациента. Что-нибудь еще?

Из его кресла можно было видеть включенный монитор, за которым недавно работал Кеслер. Последняя просмотренная страница все еще была открыта. Старик сперва скользнул взглядом по монитору, заинтересовался, придвинулся ближе, просмотрел страницу внимательнее, откинулся в кресле и с интересом посмотрел на подчиненного.
- И что же навело Вас на эту мысль, капитан?

Кеслер молча, открыл книгу и показал экслибрис.
- Хм. Красиво. И глупо. По-детски глупо. Впрочем, на то он и ребенок. – Старик пожал плечами, нехотя встал, пролистнул несколько страниц на мониторе. - Ну что ж, здесь Вы больше ничего интересного не найдете, кофе нам и в кабинет принесут. Он более подходящее место для беседы.

За время работы в этом доме Кеслер выучил, что подобное приглашение означает разговор долгий, но интересный. Книгу старик взял с собой. Следуя за хозяином дома по коридору, Кесслер не удержался от вопроса:
- Позвольте спросить, что вы собираетесь с ней делать?
- Ничего. Уберу экслибрис и отдам… хм… владельцу. Как вы ее нашли? Сумку, как я понимаю, разбирала Хайдемария.
- В сумке ничего и не было. А книгу… Книгу молодой человек чуть не забыл в гостинице под матрасом.
- Да, это было бы неприятно.
- Если учесть, что в гостевой книге я оставил ваш адрес…
- Правильно. В таких делах необходимо соблюдать все формальности.
- Но если бы ее нашли…
- А как ее вообще нашли?
- Одна из девушек перестилала постель в номере, откуда мы его только что забрали, и нашла под матрасом. Сказала, что он эту книгу вчера читал. Кстати, хозяин заведения, скорее всего, осведомитель полиции. Впрочем, он этой книги, похоже, не видел.
- Хм. Ну и ладно.

Они вошли в кабинет, Гриммельсхаузен не торопясь устроился в кресле поудобнее, подождал пока Кеслер устроится напротив, потом принесли кофе, пауза казалась бесконечной. Когда они наконец-то снова были одни, старик негромко произнес:
- Расскажите мне всё по-порядку.

Кеслер рассказал всё, не отвлекаясь на мелочи. Когда он замолчал, Гриммельсхаузен задумчиво произнес:
- Хотел бы я знать, почему именно это заведение. Но с этим придется подождать. Хайдемария сказала, что мальчишка спит. У Вас много вопросов?

«Если я сейчас скажу, что вопросов у меня нет, он больше к этой теме не вернется. Но…»
- Вопросов о вашем родственнике?
- Я полагаю, что собственная судьба волнует вас все же больше, чем судьба этого … молодого человека. Для него худшее, скорее всего, позади.
- Вы так уверены?
- Ну, Ойген фон Арент вряд ли умрет от воспаления легких.
- Зато по столице может прокатиться волна несчастных случаев или республиканцы нагрянут…
- Это было бы весьма некстати. Впрочем, этого и не произойдет. Можете поверить старику.