Когда герои вырастают, сказки заканчиваются. Хотя быль уже интереснее.

Оригинал взят у rainhard_15 в Когда герои вырастают, сказки заканчиваются. Хотя быль уже интереснее.

Сейчас немного порезвимся на поле у серьёзных психологов - хотя с точки зрения христианства это и есть лженаука, но о настоящей парадигме традиционных ценностей у соотечественников обычно в эрудиции провал. Итак, пока что пользуемся примитивными понятиями кастрированной светской науки.

Отчего-то никому не кажется странным, что Райнхард, лидерские наклонности которого проявляются ещё в нежном детстве, есть вообще-то второй ребёнок в семье, а это место ведомого... Однако никакого нарушения традиционного формирования личности нет - разрыв со старшей сестрой составляет 8 лет, это цифра, обозначающая разницу в поколение (в интеллектуальном развитии человека). Она может быть и больше - и тогда это будут несравнимо разные люди. Такая же разница наблюдается и в известнейшей книжке Дюма - и Атос, обращаясь к младшему другу-гасконцу, вовсе не случайно роняет "сын мой". Вот почему и нельзя сравнивать Вэньли и Райнхарда и даже ставить их рядом - это люди разных поколений, и что уместно в молодости, то уже инфантилизм в зрелости. В разное время жизнь требует от человека разного - и чем он старше, тем больше ответственность за себя и своих. А там - кто справился, а кто - погиб, когда личность начала деградировать - по воле самого человека. 8 ещё не раз появится и в других эпизодах.

Таким образом, Аннерозе становится матерью брату в 13 лет - возраст, в котором Джульетта выходит замуж за Ромео... Кстати, мать шекспировской героини утверждает, что родила её ещё в более молодом возрасте. Нарочно остановилась в развитии героиня ЛоГГа или случайно - но мы не видим слёз и прошений к кайзеру вернуть её домой... детей она тоже не заводит ни от кого. Всё её дальнейшее поведение далее 13 лет зрелости не показывает. Наряды, жеманная поза, пироги, цветы - вот и всё, что видит зритель, больше интересов у дамы не обозначается никаких.

В 8 лет, как мы видим, детство Райнхарда закончилось - это уже по речам и поступкам взрослый мужчина, посерьёзней 16-летнего современника. В 16 он уже взрослее - на 32... и это признают солидные мужчины изрядного возраста и огромного жизненного опыта. Можно произносить пафосные фразы о быстром взрослении в ситуации постоянного стресса, но предпочитаю обойтись без них. Ибо тогда не очень понятно, отчего личность развилась столь мощно и без фрустраций как таковых вообще. Тут уже не обойтись без традиционного понимания парадигмы науки как постижения промысла Божия о мире. В сущности, у героя редкого праведного сознания ум - идущий к светлой цели, но самостоятельно, а не за счёт остальных. Идущий через несправедливости, обиды, унижения и угрозы самой своей жизни. Характер, что не просто не ломается, а остаётся по-прежнему цельным, без намёка даже на озлобленность и развращённость, несмотря на все перенесённые страдания. Обычная канва множества житий святых, если что, позволю себе заметить.

Так что свет, за которым следует Кирхайс и который видит давно выросший Ройенталь, а также который рисуют авторы канона на волосах Райнхарда - есть то самое реальное сияние нетварного света, знакомое всякому христианскому мистику. Стать солнцем герою приказывает - или пророчит - и ещё юная леди Аннерозе. Вэньли тоже сообщает нам, что "за полтыщи лет таких в Галактике не появлялось, как же я мог его убить?" Даже Ян, привыкший гнуться под обстоятельства и не желающий ничего менять сам, говорит это не раз в разных эпизодах, а уж каков мистический трепет у Юлиана - на протяжении всей этой истории. Таким образом, "завоевать Вселенную" оказывается по факту "спасти Галактику" - и, учитывая, на каком волоске висел рейх, не окажись у него Райнхарда вовремя где надо - в каноне рисуют помногу и тщательно.

Кроме того, Райнхард слишком требователен к себе - и ведёт поистине аскетический образ жизни, настолько, что соратники постарше аккуратно начинают делать замечания, мол, нехорошо так в этакой должности... плохой пример подданным. Тщеславный властолюбец бы разгулялся, отхватив себе этакий пост, на полную катушку - до откровенной тошнотворного поведения, но это не о Лоэнграмме, ни разу. А воинствующий перфекционизм - никаких тут мне республиканцев! - на самом деле не только естественная реакция на угрозы уничтожить себя и государство, но просто верно учтённый опыт предшественников. Полторы сотни лет нарочно не решаемой до конца проблемы поставили под угрозу существование всего человечества - и если бы не хитрость, предложенная Кирхайсом за месяц до Амлицтера, Альянс бы поработил империю, водворив общегалактический ГУЛАГ под царством античеловеческого культа. Уж тот, кто стоял на передовой, зная о настоящей опасности - имеет право на соответствующие меры по отношению к противнику, которого он лучше всех знает.

Кроме того, именно Лоэнграмм Первый оказывается способным совершить вековую мечту человечества - правую революцию, поставив знать в такие условия, что исключают возможность для злоупотреблений. При этом - не вырезая физически элиту общества и не насилуя ничей выбор. Задача мессии, никак не меньше калибр.

Но, оглядываясь на евангельский сюжет, много ли мы видим верности у апостолов? Пока было весело тусоваться, о грядущем они и не думают (офицерьё в каноне столь же весело пьёт вино, надеясь на гениальность командира), в страстной четверг просто кидают своего лидера и вместо обещанного часа пободрстовать дрыхнут всю ночь, а потом сидят себе в безопасном месте, предаваясь вволю горю и депрессии. Основатель церкви Христовой - апостол Пётр - трижды отрекается от своего статуса даже без существенной угрозы для своей жизни, и оттого в памяти человечества его должность занимает уже пришелец Павел. В ЛоГГе тоже есть один пришелец - не тот, кого выбрал себе в соратники Райнхард, как раз наоборот - и тоже остаётся верным ему до конца, с тем же именем... А неверность остальных Оберштайн чувствует получше, чем собака.

В силу скромности своей Райнхард забывает начисто об этих обстоятельствах, уверяя себя, что уж его-то друг и сестра на предательство не способны. Впрочем, у него есть причины так думать, в ранней юности:


Однако расти с той же скоростью интеллектуально у Кирхайса либо не получается, либо ему мешает Аннерозе, которая в силу собственной ограниченности ничего видеть и понимать вообще не желает, превратившись в капризную содержанку. Ей не нужен талантливый умница брат, не нужен искренне влюблённый поклонник - ей не нужен вообще никто, и от раздражающих факторов она привыкла избавляться, как ребёнок, прячущийся под одеялом от реальности - выключить связь: http://ru-logh.livejournal.com/92126.html.

Понял ли это Кирхайс? Возможно, что да, и решил "выключить" главное раздражающее его существо:

Дальнейшее он продумал плохо - полагая, что сам не глупее и сможет порулить сам, ведь Аннерозе явно пообещала поддержку Лихтенладе, когда недовольное резкостью и требовательностью начальника офицерьё выберет лидером чистенького бесконфликтного лапочку...

Что и доказал Ансбах - избавляешься от друга, так частично не получится... Как назло, раздражающе умный Оберштайн тоже человек, и он решает погибать вместе с тем, кому присягнул. Этого безобразия Кирхайс потерпеть не может и прыгает. Но Ансбах тоже презирает правила и идёт к эффективности максимально возможным способом - сама Вселенная доказывает герою утопичность декларируемой им концепции, не замарав руки, грязь из дома не уберёшь. Да и нельзя позволять букве закона торжествовать над его духом - иначе империя погибнет, а вместе с ней - и всё человечество. Поняв всё это слишком поздно, Кирхайс умоляет о прощении, озвучивая прощальный привет Аннерозе (на самом деле объявляя её виновницей своего отречения, Адам также кивал на Еву) и просьбу завоевать Вселенную - "спаси остальных, раз я ни на что уже не годен".

"Апостолы" не дураки - адмиралитет понимает, что такие иудины грехи прощать обычному человеку не под силу. Однако видят настоящее чудо - прощение даровано. Поэтому они остаются с Лоэнграммом - искать лучше уже бессмысленно. Вот причина того, что говорит перед смертью Фаренхайт.

Галактика спасена, но у героя есть наследник - и законная семья. А потому итог страстной пятницы - превращение в обычного человека. Болезненное и тяжёлое, конечно. И продолжение были - следует...

Так всё же возможно ли продолжение сказки о верном друге, что никогда не повторит ошибку Иуды Иксариота - человека незаурядного ума, чести и совести? Ведь тот был немало удручён тем, что в итоге произошло, да и капитал фантастический, что получил за честные улуги посредника на переговорах, смог швырнуть в лицо тем, кто обманул его.

А вот здесь я однозначного ответа не дам, позволив себе напомнить, что всякая идеализация таит в себе обязательный крах идеала. Но всякая потеря - закономерна и означает приобретение чего-то ещё взамен, и обычно - лучше того, что имелось ранее. Условие роста. Если, конечно, выбран рост, а не деградация.  Кирхайс получил хотя бы славу героя. Аннерозе... ничего. Всё справедливо в каноне, не так ли?

Sator arepo tenet opera rotas. Ignis Natura Renovatur Integra.

Если Вам знакомы эти фразы и их значения, Вы поняли всё, что было сказано - и даже больше.


Ладно, отвечаю уже согласно не только общемировому опыту...

Возможно. Только это в зрелости часто не те, кто был с нами в детстве и юности.