Вынужденный отпуск

Оригинал взят у tvsher в Вынужденный отпуск
Автор eugen_von_arent

vlcsnap2010091100h09m111.jpeg


5 июля 484 года.

Космический корабль небольшой туристической фирмы совершающий рейс Один, звездная система Вальгала – Фульда, звездная система Марбах.

Космопорот столицы империи был местом мрачноватым. Нигде в столице не было такого количества полицейских в штатском и в форме, не говоря уже о том, что каждый сотрудник космопорта был обязан немедленно доносить обо всем подозрительном офицерам военной полиции, приписанным к этому месту. Эти меры предосторожности не делали атмосферу космопорта более радостной. Надо сказать, что кроме этой возможности покинуть планету или наоборот проникнуть на нее, была масса других, которые позволяли свести вероятность столкновения с полицией до минимума. На планете было еще два грузовых порта и один военный. А этот был отдан туристам, торговцам, частным кораблям и тому подобному безобразию.

Ульрих Кеслер был в главном порту столицы империи второй раз в жизни. Первый раз он был там, когда прилетел на Один поступать в училище. С тех пор он пользовался военным космопортом, расположенным немного в стороне от столицы. Там он бывал часто. Но сегодня фрегаттенкапитан в штатском, с отпускным свидетельством в кармане летел на небольшом кораблике туристической компании, название которой он тут же благополучно забыл, а вот слоган у этой компании был незабываемый: «Приходите к нам, мы сделаем вам по-настоящему красиво». Впрочем, удобно господа коммерсанты сделали.

До планеты Фульда звездной системы Марбах лететь было недалеко и недолго, часов пятнадцать. Пассажиров в салоне было немного: две девочки-подростка возвращались домой после каникул, проведенных в столице у родственников, с ними была пожилая бонна, фезанский коммерсант с чемоданчиком с образцами товара, очень пожилая супружеская пара, еще несколько парочек помоложе. Серьезный грузный мужчина путешествовал, видимо, по служебным делам. Ничего особенного. Стюардессы раздали напитки пассажирам и исчезли в служебном отсеке. Самое время заняться делом и подумать о своей неправильной жизни.

ХХХ
(4. июля 484 года. 17:25. Дом Гриммельсхаузена)

- Вы должны считать меня самодуром и мерзавцем. Втянуть человека в заговор, который давно развалился. Да еще и ради совершенно незнакомого мальчишки, которого ни разу и не видел и которого ищут… - Гриммельсхаузен на минуту умолк и бросил на Кеслера взгляд из-под нависших бровей. В глазах мелькнула хитринка. – И не говорите, что я не прав. Вы же умный человек. Поэтому я вас и … втянул. Вам же интересно, чего ради этот старый черт сейчас полез в эту историю.

- Вероятно, у вас есть причины. Как я заметил, делать что бы то ни было «просто так» вам не свойственно.

- Делать что бы то ни было «просто так» не свойственно никому. Вы решили меня разочаровать? Вам это не удастся. Кроме всего прочего, мне нужно, чтобы вы захотели участвовать в этой игре. И времени у меня немного, часа три-четыре от силы. Самое обидное то, что ничего по-настоящему соблазнительного я вам предложить не могу.

- Это потому, что все, что вы могли предложить, вы уже предложили. Не требуя ничего взамен. В конце концов, вы правильно рассчитали, что какой бы подозрительной ни показалась мне история, к его превосходительству господину начальнику полиции я не обращусь. С другой стороны, я не обратился бы к нему и если бы мог это сделать. Что же касается «втянул»… Что бы изменилось, если бы я знал, что этот мальчишка – тот самый граф Ойген фон Валленштайн, на которого объявлена охота? Да, ничего, пожалуй. Хотя не отдать герцогам Брауншвайгу и Литтенхайму желанную добычу по-своему приятно. Если у вас мало времени, то, вероятно, нужно перейти к делу. Давайте считать, что я уже играю. Самое время объяснить правила игры.

- Хм, молодость всегда торопится и не видит опасности. Ну что ж… Чуть позже я хотел бы услышать, что именно вы наши в библиотеке, затем я расскажу вам остальное, но в первую очередь я объясню, что именно еще надо сделать, и выпишу отпускное свидетельство.

- Отпускное свидетельство?

- Да. С завтрашнего дня вы в отпуске. В 10:00 вы покинете столицу и направитесь на планету Фульда звездной системы Марбах, а оттуда на астероид 1483. Там прекрасные условия для отдыха. Полагаю, недели вам хватит. Рекомендации посетить именно этот курорт от вашего лечащего врача будут приложены к отпускному свидетельству.

Кеслер не удержался и фыркнул:
- Какие сложности! Может быть…

- Не может. Это первое правило игры, если угодно. – Голос старика из ворчливого превратился в рассерженный. - Мелочей не существует, и радуйтесь, что вам не надо этими мелочами заниматься самому. Билеты и гостиницы забронированы. В Фульде вам придется переночевать – следующий рейс к астероиду будет только на другой день. И непременно осмотрите достопримечательности.

- А там есть достопримечательности?

- Конечно. Достопримечательности есть везде. А если их где-то нет, значит, люди туда еще не добрались.

Старик открыл ящик стола и достал папку для документов и фотокамеру. Фотокамера была поставлена на режим съемки документов.
- Одной из достопримечательностей, видимо, окажется архив?

- Совершенно верно. Там, знаете ли, хранится оригинал речи Рудольфа Великого «О значении культуры для человеческого общества».

- И вы мечтаете получить фотографию этой реликвии?

- Можете сказать, что об этом мечтаете вы. Хотя на мечтателя вы мало похожи. Ну да ладно.

Открыв папку, он вытащил какую-то бумагу и передал Кеслеру. Это оказалась копия свидетельства о рождении на имя Ойгена фон Арента.
- Разве мало внести это в компьютер?

- В компьютере этот документ есть. Мне нужно получить его самым что ни на есть официальным путем. Вот вам письмо к заведующему архивом, где я прошу его выдать вам эти документы. И вы их совершенно официально привезете сюда.

- А не слишком ли это сложно?

- Мне надо, чтобы они нашли документы в своем компьютере. Чтобы вы их официально получили. Из рук в руки. Это куда лучше, чем их подделывать. Ну, а кроме того, мне нужно, чтобы с момента рождения и до появления на Одине у моего родственника была биография, которую можно при поступлении в училище вложить в личное дело, – и, заметив удивление на лице Кеслера, добавил: - А вы думали, что я тут собираюсь заняться воспитанием детей?

- Роль воспитателя вам вряд ли подойдет, а вот как сказочник …

- Хм, будем считать, что это вы мне так льстите. Ладно, это все, что касается вашего отпуска. А теперь расскажите, что вы там смогли узнать.

- Насколько я понял, «Императорский кружок» не был светским клубом. Это было политическое общество. Какие именно цели оно преследовало и каковы были планы, мне из «открытых» источников понять не удалось.

Что касается членов этого общества, то имена производят впечатление. Заговор, главой которого является сам император, стоит того, чтобы о нем знать. Судя по всему, заговор был раскрыт в конце лета - начале осени 454 года. В декабре того же года был заключен некий договор, позволивший остаткам заговорщиков выжить.

Что касается ваших противников, то единственный, кто совершенно очевидно выиграл в этой игре, это маркиз Лихтенраде. Но поскольку он и до 454 года не принадлежал открыто, ни к какой из придворных партий, то я не могу сказать, кто стоял за ним в тот раз. Его назначение на должность канцлера было видимо результатом компромисса.

Если же перейти к недавним событиям, видимо, Валленштайны нарушили условия договора или собирались нарушить. И об этом стало известно. Но с мальчишкой ничего не понятно. Если его хотели убить – почему не убили вместе с родителями? Если тогда в этом не было необходимости, то, что же изменилось за это время? Информации недостаточно для выводов.

Старик слушал его молча, опершись двумя руками на трость и положив подбородок на руки. Глаза были прикрыты. Человек, плохо знавший Гриммельсхаузена, мог бы подумать, что он задремал. Впрочем, старый вице-адмирал охотно разыгрывал этот спектакль для непосвященных. Но Кеслер знал, что каждое сказанное им слово было услышано. Когда он замолчал, повисла пауза, нарушать которую капитан не торопился. Наконец старик, не глядя на него, не понимая головы, вообще не меняя позы, тихо произнес:
- Ну, какие могут быть цели у заговорщиков в галактической империи? Перемены, разумеется. Этому обществу необходимы перемены. Целенаправленные и контролируемые. Чтобы сделать его более пригодным для жизни. А поскольку заговорщики были, в основном, люди умеренные, то и речь шла о постепенных изменениях, скажем так, в разных областях жизни общества. – Пока он говорил, голос его менялся, и к концу фразы Рихард фон Гриммельсхаузен выпрямился и смотрел на собеседника с внимательным любопытством.

- Реформы? – спросил Кеслер.

- А что вас смущает? – хитро улыбнулся старик, - Кажется, тот факт, что император Рудольф пришел к власти во главе Национальной Лиги Реформ, не изымался из его официальной биографии. Так почему бы Его императорскому Величеству не пойти по стопам славного предка?
Кеслер молчал с минуту, припоминая подробности биографии того самого предка.
- Вы собирались бороться с коррупцией?

- Хм, это вряд ли можно назвать реформами. Хотя коррупция, как мы помним, «подрывает жизнеспособность государства».
Последняя фраза была цитатой из речи Рудольфа Гольденбаума в парламенте после победы на выборах. Что из всего этого было сказано всерьез, а что с сарказмом, сразу и не разберешь. Впрочем, на государственную измену мы оба уже наговорили. У Кеслера пробежал по спине противный холодок, он непроизвольно поежился. Старик заметил это движение и усмехнулся.
- В подробности вдаваться, пожалуй, не стоит. Да все это сейчас и неважно. Важно то, что, как показало время, план наш был не слишком удачен. То, что так, как есть продолжаться не может, было понятно не только нам. Наши … – по губам скользнула недобрая усмешка, - противники хотели возродить законы Рудольфа Великого в полном объеме. Им казалось, что от императора, прожигавшего жизнь так, что он чуть не лишился трона, добиться этого будет несложно. Когда же стало ясно, чем именно занимается «императорский кружок»… Мы и опомниться не успели, а партия была уже сыграна. И сила была не на нашей стороне.
С соглашением вы угадали. Лихтенраде на посту премьер-министра был меньшим из зол. И не слишком высокой платой за жизнь наших людей. Все планы рассыпались как карточный домик.

Гриммельсхаузен рассказывал сухо, короткими фразами. Но в интонациях, в складке губ, во взгляде была видна горечь. Кеслер не удержался от реплики:
- Если Его Величество хочет что-либо изменить, ему достаточно издать указ…

- …и он сам не заметит, как окажется в гостях у Одина. Эту нехитрую закономерность подтверждает как древняя история, так и история Галактического Рейха.

- Но если ваши противники были столь сильны, они могли просто свергнуть Императора…

- Гражданскую войну очень трудно выиграть. До тех пор пока Император действует в рамках… «конвенции», поддерживать его проще и выгоднее, чем править самим. А Его Величеству для проведения реформ нужны деньги и люди. Двадцать лет назад мы могли себе позволить попробовать, а сейчас… Впрочем, не важно.
Что же касается Валленштайнов… Вы помните историю этого рода? Нет? Без этого трудно понять, что там произошло.

- Я только что читал официальные источники.

- Это не совсем то. Подождите. Вот.

На стол перед Кеслером легла небольшая коричневая папка.