Зачем нужна феодальная лестница? Чтоб интеллект маркировать.

Оригинал взят у rainhard_15 в Зачем нужна феодальная лестница? Чтоб интеллект маркировать.


Разговор гасконца с Ришелье в книге и в фильме показан совершенно с разных ситуативных моментов, но чудом уцелела самая суть эпизода. Шахматы - это захватывающе и вкусно, потому что в картах не всё зависит от тебя. И вот тут интересен момент, не всем понятный вне зависимости от интеллекта. Шарль молод, но с сильным потенциалом. Арман - уже состоялся, но видит этот потенциал и завидует ему. Ибо у него самого не такой - а чужой всегда кажется лучше своего, тем паче уже использованного.

И в книге Арман настаивает, чтоб мальчишка уселся, мотивируя это древностью рода. На самом деле - это указание на желание видеть рядом с собой, на равных, но, конечно, в будущем. Шарль же уже вкусил бесшабашного праздника непослушания и боится ответственности на этаком месте. И он начинает тупорылую браваду, чтоб соскочить - ну, у меня друзья не гвардейцы и т.п. В фильме Боярский очень хорошо показывает страх, который обуял героя. Может, и переигрывает, имхо. Французы этот момент в своих экранизациях вообще не педалируют. Но Арман слишком великодушен, чтоб не попытаться помочь, и продолжает настаивать, полагая, что барьер обусловлен не страхом, а скромностью.

И вот - конфликт: "Мне скажут, что я продался!" - "Ну и что, а ты зачем в столицу приехал, разве не за этим?" Это - честный разговор, и Ришелье указывает, что даст цену повыше даже - у него уже симпатия, обычное человеколюбие и мужская солидарность - "он похож на меня". Но истеричку заусило - и он отказывается так, что обижает старшего.

Однако "по делам узнаете" - за убийство Миледи герцог ничего не сделал убийце, хотя понимал, что идёт на преступление - он всё ещё пытается помочь, он всё ещё настроен по-прежнему, как до обиды. Шарль оценил эту доброту только тогда, когда Ришелье не стало, и было, с чем сравнить. И, заметим, купить мальчишку - Арман не пытался никогда. Всё по-прежнему, Аэций Флавий. Не всегда получается вытащить хорошего парня из дурной компании, хотя в данном случае это "просто" дегенераты-неудачники.

А фраза "я не продаюсь" всегда означает "я хочу продаться" - тому, кому она сказана.

Дурни, мы слишком вас уважаем, чтоб покупать. Зачем же вы себя роняете до рабского жеста? Тот, кого можно купить - уже не человек. Но кто назначает свою цену - тот серьёзен и на самом деле точно не продаётся, это - честный наёмник. А они выигрывают любые партии. На самом-то деле. Не надо было обижать Ришелье - и всё было бы совсем по-другому и вовсе не так ублюдочно.

Однако у Шарля есть оправдание - он в сильной психологической зависимости от Атоса. Кроме того, увидев грязное убийство на дуэли раненого, который всего лишь просил не называть его имя, мальчишка понимает, что в случае чего ему недолго оказаться на месте убитого. А смерти парень боится, несмотря на молодость, он удручён тремя назначенными дуэлями за день, помнится... И вообще, одно дело - драться с обычным человеком, пребывая в спортивном азарте, а другое - оказаться перед лицом киборга-убийцы в людском обличье. А отмороженный инфернальный пьяница Атос именно это и есть - ему плевать, кого резать и плевать, если его зарежут, + навыки боя и опыт, исключающие вариант "убьют его". Такого даже втихаря спящим не зарежешь - учует и пойдёт в контратаку прежде, чем подберёшься на нужное расстояние для удара.

А вдруг Атосу не понравится, если я соглашусь, и он меня прикончит? - вот о чём думал Шарль на аудиенции у герцога, но, конечно, побоялся озвучить такое в разговоре с Ришелье. Он так от страха трясся, что даже не посмотрел, что за человек с ним разговаривает. На редкость добрый и понимающий.

Да, Шарль не только истеричка, но и трус. Такие дела. И потому ему никогда не дорасти до уровня Армана, и то, что тот сияющий герцог, а этот - унылый нищеброд, совершенно справедливо.

Нечего покупать, Арман. Нечего даже подбирать. Зря Вы были такой добрый, Ваше преосвященство.