Борьба за власть

Оригинал взят у tvsher в Борьба за власть
Автор eugen_von_arent

GingaEiyuuDensetsu15.jpg

8. июля 484 года. Один.

Дождь лил с самого утра. Мокрые деревья, мокрая трава – казалось, весь мир пропах дождем. Рихард фон Гриммельсхаузен возвращался домой из Нойе Сан-Суси. Он знал, что дорога до его дома займет около получаса. Франц был за рулем и машина шла плавно, будто и не касаясь дороги. Под такую езду хорошо думать. Или вспоминать…

Они встречались примерно раз в месяц. Иногда реже. Чаще всего это была аудиенция в присутствии слуг или придворных. Разговоры наедине можно было по пальцам пересчитать. Сожалел ли он о прошлом? Нет! Ни одной минуты! А сейчас и будущее вновь показалось ему … интересным, да, пожалуй, именно, интересным.

12-го июля 442 года по Реихскалендарю, в Нойе Сансуси готовились отпраздновать день рождения кронпринца Рихарда фон Голденбаума. Все кто имел влияние в Империи, или полагал, что его имеет, должны были собраться вечером в парадных залах западного крыла. Празднество намеривался почтить своим присутствием сам император. «Новорожденный» пребывал в благодушном расположении духа - его брат Клеменц был в отъезде и вернуться, чтобы испортить праздник, явно не успевал. А в его отсутствие и прихвостни его, скорее всего, будут потише. К тому же молодая графиня фон Райхенбах, за которой кронпринц усердно волочился уже почти месяц, похоже, готова была наконец-то уступить его настойчивым ... просьбам. Единственное что, или вернее, единственный кто его беспокоил, был его младший брат Фридрих. Фридриху было 18. С некоторых пор он был чересчур агрессивен и не в меру циничен, в то же время, несмотря на то, что он вырос при дворе, представление о том как живет этот самый двор мальчишка имеет весьма приблизительное. Простая невнимательность, но сочетание получилось опасное.

Так уж сложилось, что из всей семьи, какие-то более-менее человеческие отношения сложились лишь у Рихарда и Фридриха. Отец постоянно был настороже и не доверял не то что детям, даже своей тени. Мать умерла 10 лет назад. Интересно, Фридрих вообще помнит ее? Впрочем, даже если бы она была жива, это вряд ли что-то изменило бы при дворе - императрица всегда была украшением балов и церемоний, но если в отношениях между отцом и сыновьями собирались тучи, у нее тут же начиналась мигрень... Может и правда начиналась... Вскоре после ее смерти... Да, к Фридриху Рихард привязался с тех пор как, вскоре после смерти матери, мальчишка напросился с ним на конную прогулку. Фридрих тогда и в седле-то толком держаться не умел, но он так хотел... Почему-то для него это было тогда важно. И Рихард стал брать брата с собой на прогулки, а потом и на охоту, объяснять кое-какие мелочи... Рихард был на 18 лет старше, так что зачастую ему это общение было в тягость. Ну и этикет тоже способствовал сохранению дистанции. Может быть, позже, Фридрих был бы старше… Пока что эта дистанция постепенно увеличивалась. Но сейчас оставить все как есть Рихард не мог. Даже если кто-то усомниться в благонадёжности принца, это вряд ли выскажут открыто, а вот устроить "несчастный случай", что бы "не смущал умы подданных" своей юношеской болтовней - это как стакан воды выпить.

Именно это кронпринц Рихард фон Гольденбаум рассказал в тот самый день, незадолго до начала празднества, своему теске и ровеснику Рихарду фон Гриммельсхаузену.

Рихард фон Гольденбаум не был ни политиком, ни реформатором, ни полководцем, ни воплощением мирового зла, он был тем, кого во времена оны назвали бы «добрый малый». Он вникал в дела постольку, поскольку должность обязывала. И чем больше он вникал в тонкости и хитросплетения большой политики, тем меньше ему нравился существующий порядок вещей. Приди он к власти, дело ограничилось бы какой-нибудь благотворительностью и парой незначительных послаблений для простолюдинов.

В то же время при дворе существовала сильная консервативная партия, которая стремилась вернуть былую силу законам императора Рудольфа. Эта партия сделала своим главой принца Клеменца, среднего из сыновей Отфрида V. Впрочем Рихард и Клеменц и до этого между собой не ладили.

Есть люди, в которых жажда власти сильна настолько, что перебивает не только все прочие желания, но и основные инстинкты. Это можно было с уверенностью сказать о принце Клеменце. Быть в двух шагах от императорской короны галактического Рейха и не сделать этих шагов, было выше его сил.

Фридрих фон Голбденбаум, родившийся в 424 году по рейхскалендарю, был младшим сыном императора. Как сказал в далеком прошлом один известный писатель «зачем нужен еще один принц, когда их и так уже целая куча». Фридрих был по большей части предоставлен сам себе. Как и его братья, Фридрих не посещал ни школу, ни училище, ни университет - его образованием занимались домашние учителя. Однако, индивидуальный подход в этом случае был скорее минусом - ребенку не хватало общения со сверстниками, а эта система обучения никаких возможностей исправить ситуацию не давала. Ну и информация было строго дозирована. Пожалуй, даже строже чем в учебных заведениях. Как и любой мальчишка его возраста, Фридрих фон Гольденбаум зачитывался приключенческими романами и мечтал. Впрочем, его мечтам не было суждено сбыться. К 18 годам Фридрих был инфантильным и разочарованным молодым человеком, имеющим весьма приблизительное представление о реальности.

Так сложилось, что рядом с Рихардом и его окружением, несмотря на разницу в возрасте, Фридрих чувствовал себя раскованнее, чем с честолюбивым Клеменцем. Разумеется, Клеменц не рассматривал младшего брата как конкурента в борьбе за трон, но в борьбе за благоволение отца тоже все средства были хороши.

При таком раскладе у Фридриха было совсем не много возможностей: присоединиться к одному из братьев, попытаться найти собственных сторонников или устраниться от политической жизни. Он выбрал третий путь и, как оказалось, выбор его был не самым плохим.

Да, именно тогда все и началось. 14 июля 442 года.

Воспоминания не отпускали. Машина въехала во двор. Дверца отворилась. Гриммельсхаузен, опираясь на трость, вышел. Тряхнул головой, пытаясь отогнать незваное прошлое. Ничего не вышло. Молча, добрался до кабинета, сел в кресло у камина и, глядя в огонь, снова оказался в том давнем солнечном июльском дне.

В 442 году по РК во время празднования дня рождения кронпринца Рихарда Фридрих впервые увидел Рихарда фон Гриммельсхаузена.
Несмотря на разницу в возрасте (Фридриху было 18, а его новый знакомый был почти вдвое старше) у них оказалось много общего: Рихард фон Гриммельсхаузен был младшим сыном во влиятельной баронской семье. Так же как и Фридрих, он не мог рассчитывать когда-либо стать во главе рода и тем самым получить в руки реальную власть.

Окончив военное училище он, как это было принято в империи, сменил несколько мест службы и в тот момент находился в столице. Благодаря своему происхождению Рихард был принят в обществе, хотя положение его было слишком незначительно. Гораздо интереснее было личное знакомство Гриммельсхаузена-младшего с кронпринцем Рихардом, подробностей которого никто не знал. Тем не менее, карьеру он не сделал. Да, пожалуй, и не делал.

Его братья были подающими надежды молодыми, по меркам Рейха, офицерами. Старший к тому же наследовал титул - на этом фоне Рихард фон Гриммельсхаузен мало кого интересовал. С другой стороны, он был не глуп, наблюдателен и имел весьма своеобразное чувство юмора.
Так сложилось, что через некоторое время после этого знакомства по столице поползли слухи ... мягко говоря, бросающие тень на нравственный облик молодого принца Фридриха. Говорили об оргиях, женщинах, вине... Особой популярностью пользовались истории о маскарадах, когда никто из гостей не знал, с кем он ... общается. Ответственным за все эти безобразия считали молодого Гриммельсхаузена. Он, впрочем, не отрицал. И не подтверждал. Слухи постепенно обрастали подробностями, которые передавали друг другу шепотом, не называя имен, которые и так все знали. Через несколько лет, если бы кому-то пришло в голову заявить, что ни принц Фридрих ни сам Гриммельсхаузен во всех этих безобразиях не участвуют, ему бы не только не поверили, такого чудака еще и на смех бы подняли - весь свет знает, а этот...

Действительно, что может быть более невинно, с политической точки зрения, чем бабник и выпивоха? - Два бабника и выпивохи. Так что расчёт был верен. Достаточно было бросить спичку, а уж огонь раздули многочисленные доброжелатели. Но перестарались. Так что поведением младшего сына заинтересовался сам император. Результат этого интереса был печален: в конце 450 года 26-летнего Фридриха отправили в действующую армию. Рихард фон Гриммельсхаузен сопровождал юного принца в качестве советника.

Военные дни, похожие один на другой тянулись нескончаемой вереницей. Тем временем из столицы приходили тревожные вести... Летом 452 года пришло официальное сообщение, что кронпринц Рихард был приговорен к смерти за покушение на своего отца, Отфрида V. В эту официальную версию Фридрих не поверил - за время правления династии Гольденбаум борьба за власть превратилась в своего рода кровавый спорт. Точное число павших на этом пути никому не было известно. Чуть позднее выяснилось, что Рихарда оклеветал его младший брат Клеменц. А сам Клеменц погиб, пытаясь бежать в Союз Свободных Планет.

Таким образом, Фридрих стал кронпринцем, получил прощение отца и вернулся в столицу империи. Все это произошло довольно быстро. Впрочем, смерть императора Отфрида тоже не заставила себя ждать. То, что произошло дальше, получило название «Золотой заговор».

После событий 545 года, когда заговор развалился, и договора 546, по которому Лихтенладе получил пост премьер-министра, жизнь Фридриха текла спокойно и можно сказать довольно скучно. Внешне казалось, что он смирился с поражением. И действительно, первое время после бессмысленных смертей своих сторонников Фридрих был в глубокой печали. Но годы взяли свое. С недавних пор он только и ждал подходящего случая чтобы… Чтобы собственно что? Сегодняшний разговор явно показывал, что у его императорского величества был план, но какой? Кого он надеется увидеть моими глазами среди «молодежи», на линии фронта? А может это была не фигура речи и речь идет не просто о смене династии, а о разрушении империи как института? Слишком сладкие надежды! Столько удачи, пожалуй, не бывает!
Гриммельсхаузен снова и снова прокручивал в памяти разговор.

Да, пожалуй, этот разговор был последним звеном. «Посмотреть на молодежь…» Ну что ж, посмотрим. Если его величество прав, то это может оказаться не хуже нашего «заговора».

Рихард фон Гриммелсхаузен посмотрел в сторону двери, не потому что услышал стук, а скорее повинуясь какому-то неясному чувству. Дверь отворилась. В кабинет вошла Хайдемария, всем своим видом являя недовольство. Впрочем, никто другой не решился бы войти в кабинет, не получив приглашения хозяина.

Совсем темно. Оказывается, камин почти прогорел и свечи в канделябрах на каминной полке готовы были погаснуть. Часы привычно коротко стукнули – 23:30! Так поздно!

Разговор с мальчишкой снова придется отложить. Торопиться некуда. Через три дня вернется Кеслер, после этого можно будет начинать хлопотать за «родственника».

Боевые действия, в которых предстоит участвовать, начнутся не раньше следующего года. Время еще есть. Пристроить мальчишку подальше от столицы и подождать когда о нем забудут. Да, а Кеслеру в этот раз на фронте делать нечего, успеет еще повоевать.


На этом записи eugen_von_arent обрываются и можно только предпологать, что сталось с самим Ойгеном, а что касается императорского трона, то его на долгие годы занял Фридрих, а после Фридриха трон перешёл к достойнейшему из всех претендентов - Райнхарду фон Лоэнграмму, но это уже совсем другая история.