Позор Северному Иркутску.

Оригинал взят у rainhard_15 в Позор Северному Иркутску.

Моё что имею сказать тут http://rainhard-15.livejournal.com/114143.html
Упёр у r_dneprovskij
Что за дата такая - 7 февраля - тем, кто "в теме", думаю, нет никакого смысла объяснять. Для сведения всех остальных довожу, что 7 февраля 1920 года в моём родном городе группой "партейных" уголовников, по прямому приказу, поступившему из Кремля от их картавого пахана, был убит последний легитимный Верховный Правитель России Александр Васильевич Колчак. Вот и легло в тот день на имя Иркутска - города, который незабвенный Антон Палыч назвал "интеллигентным и совсем столичным" - пятно позора. И будет ли оно смыто - Бог весть...

Уверен: мой здешний друг, томский историк Владимир Хандорин - колчаковский биограф и летописец, верный паладин Адмирала - в эти дни разместит, или уже разместил на страницах своего журнала очередное блестящее эссе, посвящённое Александру Васильевичу. Ну, а я - не историк, и цель моей сегодняшней публикации - более, чем скромная: я расскажу о днях совсем недавних. Хотя... ведь речь пойдёт о том, как на рубеже веков Адмирал Колчак, в конце концов, взял Иркутск - взял без боя, без единого выстрела - кричали барышни: "Ура!", и в воздух чепчики бросали, да... было.

Впрочем, расскажу обо всём по порядку.


Надобно заметить, что Александра Васильевича Колчака в Иркутске помнили всегда. Это и неудивительно - ведь, после военного поражения Белых армий здесь, в Восточной Сибири осталось немало и тех, кто сражался под знаменем Адмирала - казаков, солдат, офицеров - и тех, кто не сражался с красными, но связывал свое будущее с успехом Белых. А после того, как в 1945 году сталинская армия оккупировала независимое государство Маньчжоу-Го, здесь же, в Сибири, оказались и те, кому в 1920-21 годах посчастливилось выскочить из большевицкого Мордора и уйти за кордон - вчерашние эмигранты, жители русских городов Харбина и Шанхая. Совецкие коммунисты не церемонились с ними: бывших эмигрантов депортировали на "историческую родину" - в теплушках, в вагонах для перевозки скота везли их на "стройки социализма" - в ТайшетЛаг, в ОзерЛаг... Впрочем, справедливости ради, нужно сказать, что немало было среди них и дураков наивных людей, которые, поддавшись на посулы кремлёвского людоеда-сухоручки, сами стремились вернуться "на родину"...

Я не буду подробно останавливаться здесь на том, как эти люди чтили и хранили память об Александре Васильевиче: желающие узнать подробности могут посмотреть, хотя бы, мой рассказ Уроки музыки . Добавлю лишь, только то, что, конечно же, симпатии эти и сам факт чьей-то службы в Белой армии в те проклятые времена не демонстрировались и не выставлялись на показ даже внутри семей. Сам я, к слову, совершенно случайно в детстве узнал о том, что мой прадедушка, оказывается, бывший колчаковец, белогвардеец... Помню, для меня это было шоком: ведь и в школе, и по телевизору говорили, и во всех книжках было написано, что белогвардейцы - это "озверевшая свора золотопогонных бандитов", какие-то кровавые маньяки, прямо! - а тут... родной прадедушка, очень добрый и очень-очень любимый.

Ну, да ладно. Надо сказать ещё и о том, что и совецкая власть никак не могла забыть Адмирала, но - по-своему, по-большевицки. Вы, друзья мои, не поверите - но в Иркутске ещё в "перестроечном" 1989 (sic!) году дата убийства Александра Васильевича Колчака отмечалась, как... праздник, как день торжества Софьи Власьевны! В том самом 1989 году, помню, я подрабатывал внештатником в молодёжной редакции Областного радио, и мой тогдашний редактор Саша Петрович Шахматов откомандировал меня делать срочный репортаж с Зимней спартакиады среди учащихся профтехучилищ. Так вот, спартакиада эта проводилась "...в ознаменование 69-й годовщины победы совецкой власти в Сибири и расстрела Колчака в Иркутске". Вот так вот, Александр Васильевич: красные Вас не могли забыть и через семьдесят лет...

Помню ещё, и чуть раньше, в 1986 году, когда Иркутск праздновал трёхсотлетие присвоения статуса города, местный придворный поэт и член бюро горкома кпсс Марк Сергеев написал очередные стихотворные славословия. В нехитрых рифмах Марк Давыдович решил рассказать о трёх столетиях иркутской истории. Начиналась эта "летопись" так:

...На Дьячем острове боярский сын Похабов
Построил хижину, чтоб собирать ясак.
Тра-та-та-та, ля-ля, среди ухабов
Века легли, как гири на весах.


Вся эта рифмованная трескотня сергеевская поэма была разделена на четверостишия, которые работники областного дворца пионеров раздали нам, школьникам - и, зазубрив наизусть маркушин "шедевр", мы потом выступали на всяческих праздничных мероприятиях, читая всё это со сцены перед аудиторией. Помню, Таньке Цаплиной достались слова, которые она, рифмованно славя Иркутск, выкрикивала в зал:

...И был Колчак матросами расстрелян
Здесь! - у ангарских светлых берегов!


Какие ещё "светлые" ангарские берега?! - в феврале на берегах Ангары стоит мгла... Какие, к чёртовой бабушке, "матросы"?! - в Верховного Правителя России стреляли из винтовок дезертиры и уголовники. Впрочем, Марк Давидович Сергеев - тот ещё историк...

А вскоре в России настали "интересные времена" - и народный протест против власти зажравшейся коммунистической номенклатуры, зревший годами, вылился в массовые уличные выступления и митинги - и проходили эти митинги под тем самым бело-сине-красным флагом, под которым семью десятилетиями раньше вооружённые силы под командованием адмирала Колчака пытались спасти страну и общество от сползания в азиатскую дикость. Символично.

Совецкий союз рассыпался к 1991 году, но ещё раньше, в феврале 1990-го - ровно через год после той "спартакиады"! - в Иркутске состоялось первое публичное мероприятие, посвящённое памяти Колчака. Его организатором был другой иркутский поэт - однофамилец чешского генерала, сыгравшего не самую красивую роль в судьбе Колчака, Геннадий Михайлович Гайда.

Вечер, который организовал Геннадий Гайда, проходил в Доме Культуры Иркутской ТЭЦ-1 - старейшей городской электростанции, снабжавшей Иркутск электричеством с 1904 года. Зал был полон; на сцене, на покрытом самодельным Андреевским флагом стуле, был установлен небольшой фотопортрет Александра Васильевича Колчака. Многие из пришедших тогда впервые увидели фотографию убитого Верховного Правителя: в совецкое время портреты вождей Белого Движения вообще не публиковались - и возле стула, на котором был установлен портрет, собралась толпа людей. Иркутяне "знакомились с Колчаком"...

Геннадий Михайлович был прекрасным рассказчиком - и зал внимал его рассказу о молодом лейтенанте Российского Императорского флота, который приехал в 1904 году в Иркутск, и через день после венчания отправился на поиски пропавшей в полярных льдах экспедиции барона Толля. Рассказывал тогда Гайда и о любви Колчака и Анны Тимирёвой, и о трагической судьбе Анны Васильевны, которую коммунисты мордовали вплоть до 1960-х годов. Почти для всех, кто сидел в тот февральский вечер в зале, это всё было настоящим откровением, ведь ничего этого прежде иркутяне не знали.

А потом на сцену вышла девушка с гитарой. На плечи девушки был накинут белый офицерский китель. Девушка стала перебирать струны - и чистым, сильным голосом запела "адмиральский" романс - "Гори, гори, моя звезда!" Многие из присутствующих в зале, слушая старинный романс, плакали. Запомнил лишь фамилию юной исполнительницы - Кудряватых - а имени её не знаю. Умел, умел Геннадий Михайлович Гайда, Царствие ему Небесное, находить таланты...

Прошло всего-то ничего - всего каких-то два года! - а отношение к личности Колчака в городе стало заметно меняться. Не у всех, конечно же - ведь коммунисты после августа 1991-го никуда не делись - но, сё же, всё же... Уже к началу 1992 года в Иркутске громко заявило о себе возрождающееся казачество. Громко - но, боюсь, не достаточно корректно: Иркутск, как я уже говорил, крайне щепетилен по части своей "интеллигентности", и к казарменному сленгу здесь относятся не очень одобрительно... Впрочем, всё это частности - а я вспоминаю шествие, которое устроили иркутские казаки через весь город к месту, где тело убитого Верховного Правителя было сброшено в крещенскую иордань. Это было красиво: колонна серых шинелей, казачьи папахи и фуражки, шашки на портупеях - будто бы из прошлого забросило эту колонну на иркутские улицы! Казаки маршировали по центру города, во главе колонны два дюжих урядника несли большой - теперь уже большой! - портрет Колчака, а стоявшие по сторонам улиц горожане, глядя на казачью колонну, полу-шутя, но одобрительно бросали: "Ну, всё! Наши в городе!"

И смешно, конечно же, но и очень трогательно: как я узнал тогда от самих казаков, они были искренне уверены, что Александр Васильевич Колчак - родовой донской казак! Да, а как же иначе-то? - конечно же, казак! А служба на флоте - это какая-то нелепая случайность, фатальная ошибка: "Не пошёл бы на этот свой флот - глядишь, и до атамана бы дослужился!" - говорили мне тогда наши казаки. Вот такая у них войсковая легенда была... Так или иначе, но именно трудами иркутских казаков в девяностые годы возле впадения в Ангару речки Ушаковки - в том самом месте, где убийцы сбросили тело Верховного Правителя под лёд - был поставлен памятный деревянный крест из сибирской лиственицы. Он и по сию пору стоит на этом месте:
Место расстрела Колчака

Но, пожалуй, никто не сделал большего для популяризации имени Колчака в Иркутске, чем директор концерна "ИркутскПищеПром" Владимир Даев. Страстный коллекционер, обладатель, пожалуй, лучшего в городе фалеристического собрания, Владимир Иванович Даев был искренним поклонником Колчака. И для популяризации имени и личности Верховного Правителя, Даев изобрёл очень интересный и нестандартный ход: запустил в производство... новый пивной брэнд "Адмирал Колчак"!

Надо сказать, что идея эта, по началу, была встречена единомышленниками не только безо всякого энтузиазма, но и даже "в штыки": это что же такое Даев придумал?! это же профанация какая-то, глумление!... Помню достаточно тяжёлый разговор, состоявшийся в кабинете "неформальского" депутата Иркутского областного совдепа Александра Новикова:

- Поймите же, - доказывал нам Владимир Иванович, - пока историки будут объяснять нашим людям, что Колчак - герой и патриот, а не "золотопогонное чудовище", людям эта тема просто надоест! Никто не будет их слушать - их уже не слушают! Да и коммунисты не век будут сидеть за печкой - они ещё себя покажут!... А сейчас, - продолжал Владимир Иванович, - у нас на комбинате сварили новый, отличный сорт пива - он "на ура" пойдёт с любым названием! И представьте, если этим названием будет "Адмирал Колчак" - это же будет всенародная любовь, всенародная реабилетация! Что бы потом коммунисты не говорили - люди будут знать: Адмирал Колчак - это хорошо! А мы ещё на контр-этикетке дадим краткую биографию адмирала... Вот увидите, вот помянете моё слово!...

Владимир Иванович Даев оказался прав: едва появившись в продаже, пиво "Адмирал Колчак" стало самой любимой народной маркой: действительно, пиво было великолепным - уж поверьте на слово! Люди сначала брали его из-за "провокационного" названия, конечно же - а дальше делало своё дело отменное качество новой марки. Ну, и та самая контр-этикетка...

В моей коллекции, конечно же, не сохранилось ни одной бутылки пива "Адмирал Колчак" - но этикетки остались. Посмотрите, вот они - я выложил их все, от самых первых. и до последних вариаций:







Обратите внимание на надпись на контр-этикетке. Здесь - не дурацкое большевицкое стихотворение про "мундир английский, табак японский" - здесь всё иначе: герой Русско-Японской войны, выдающийся полярный исследователь... Всё, что нужно, одним словом:


А спустя несколько лет, Владимир Иванович Даев рассказал ещё одну историю, связанную с пивом "Адмирал Колчак": кто-то из его знакомых зашёл к бабушке-соседке, и вдруг увидел у неё в красном углу, рядом с иконами... этикетку от пива. И, в ответ на недоумённый вопрос, услышал:

- Да вы что же, не знаете, кто это?! Это же наш Колчак! Мой папка у него служил в армии, вахмистром был!...

Думаю, вот это - "Это НАШ Колчак!" - дорогого стоит; и прав, тысячу раз прав был Владимир Иванович Даев, запуская в производство новый сорт пива. Пусть так - через пиво летним вечером на лавочке, на Набережной Ангары - но адмирал Колчак стал для большинства иркутян "своим", "нашим".

Справедливости ради, следует сказать вот ещё о чём: пиво "Адмирал Колчак" продавалось в Иркутске все девяностые - и пользовалось неизменным успехом. А в начале "нулевых", уже после смерти Даева, у "ИркутскПищеПрома" сменился собственник. И бутылочное пиво "Адмирал Колчак" с производства было снято - а вместо него, новые собственники запустили новый брэнд - серию, состоящую из тёмного, светлого и лёгкого пива под общим названием "Рождённые в ссср", с совецким "похоронным венком" на пробке и этикетке. И как-то случайно совпало это по времени с негласной ползучей реабилетацией некоего исторического персонажа, которого вдруг с высоких трибун стали именовать "эффективным менеджером". Или это совпадение - не случайно?...

Впрочем, главное было сделано: броня в общественном сознании была пробита, и имя адмирала Колчака уже не вызывало в иркутском обществе того отторжения, что раньше. Поэтому-то и удалось уже другому иркутскому коммерсанту, Сергею Юрьевичу Андрееву, не смотря на отчаянное сопротивление со стороны коммунистов, заказать на свои средства и добиться от городских властей разрешения на установку в городе памятника Колчаку. О, я помню, какой стон и вой стоял в красном лагере тогда; помню, как капала у них слюна от бессильной злости; помню, как один местный член местного же отделения "Союза писателей России" ("распутинского", понятное дело!) разразился на страницах коммунистического листка страшной сказкой о "целом вагоне отрубленных колчаковцами человеческих голов"!... И - что? Памятник адмиралу Колчаку в Иркутске стоит, и адмирала Колчака в Иркутске будут помнить - а коммуноидных "писателей-деревенщиков" с их "пыхунами" и "падающими вертолётами" уже при жизни забыли, и после смерти не вспомнят.

Действительно, личность адмирала Колчака к концу девяностых и началу третьего тысячелетия стала очень популярна в Иркутске. Порою, такое уважительное отношение к Адмиралу было тогда даже и среди тех людей, от которых симпатии к Белому движению, его вождям и героям было бы трудно ожидать. В здешней своей новелле Камерная сцена я уже рассказывал о том, как в годы работы на Иркутском областном телевидении я готовил большой сюжет про адмирала Колчака, и как у нас возникла мысль показать телезрителям все "колчаковские места" Иркутска. Конечно же, нельзя было обойти вниманием и печально знаменитую "камеру №5" иркутской тюрьмы, в которую Александра Васильевича поместили его убийцы. Так вот, когда нам, наконец, разрешили видеосъёмку на территории режимного объекта, когда мы приехали в СИЗО-1, прошли тюремными коридорами, вошли в Ту Самую Камеру, а потом я, на фоне камеры стал записывать интервью с зам.начальника СИЗО по режиму, я был шокирован тем, что и ГУИНовский полковник, и остальные надзиратели совершенно искренне говорили о своих симпатиях к Колчаку. Вот так...

Не бахвальства ради, но хочу поделиться сегодня ещё одним своим "колчаковским" экспонатом. Это - вырезка из газеты "ВидеоКанал" за июнь 2001 года. Статья посвящена, собственно, нашей тогдашней передаче, её юбилею - но, в качестве фотоиллюстрации корреспондент затребовал с меня фотографию, на которой я заснят в Той Самой Камере. Фотографии такой не было, и пришлось отцифровывать кадр с видеокассеты. Ну, а для меня это - память и гордость: ведь действительно, как сказали мне тогда офицеры ГУИН, прежде в эту камеру никогда не приходили журналисты, и вообще никто из посторонних здесь не был. Мы оказались первыми:

Собственно, о том, как в Иркутске устанавливали памятник адмиралу Колчаку, я расскажу в другой раз. Может быть, ровно через год - к очередной скорбной дате, или к дню рождения Александра Васильевича. Буду откровенен до конца: от памятника я не в восторге. Да, не в восторге: кажется мне, что бронзовый Колчак и не на Колчака похож - а на киношного генерала Хлудова в исполнении артиста Дворжецкого. Мне глубоко безразличны "заслуги" скульптора Вячеслава Клыкова перед "патриотическим движением" - я просто хочу честно сказать то, что говорят многие и многие иркутяне, чтящие память адмирала Колчака: клыковский памятник - мягко говоря, не шедевр... НЕ ШЕДЕВР. Ну, а пьедестал, на котором белогвардеец с красноармейцем, опустив пинтовки, пожимают друг другу руки "в знак примирения белых и красных"... Тьфу. Не может быть никакого "примирения" между жертвой и преступником. НЕ-МО-ЖЕТ. Любое преступление должно быть осуждено, имена преступников названы - все до одного - а сами преступники должны понести наказание. Никаких "примирений" и никакого "срока давности". И - это не обсуждается. Точка.

Вместо бесполезных рассуждений про "необходимость прекратить гражданскую войну, нет белых и красных - есть русские" и прочей национал-коммунистической паранойи, я предлагаю вам, друзья, посмотреть наборы открыток, посвящённых памяти адмирала Колчака. Эти открытки были выпущены в Иркутске несколько лет назад общественным фондом "Патриот" - организацией, которую также создал иркутянин С. А. Андреев, и по инициативе которой и был установлен в Иркутске памятник Адмиралу. Открыток этих в Иркутске сейчас днём с огнём не найдёшь - правда, у меня есть один лишний комплект, но он зарезервирован за Ириной, двоюродной правнучкой Александра Васильевича. Так что, извините - будем просто смотреть на мониторе. Пояснительный текст на на открытках никакого отношения ко мне не имеет, поэтому даю его курсивом:

Памяти А.В. Колчака
Наборы открыток «А.В. Колчак в Иркутске» выпущенных фондом «Патриот»
Обложка набора открыток посвященного А.В. Колчаку

Камера N 5 в Иркутской тюрьме
Камера N 5 в Иркутской тюрьме

Камера N 5 ничем не отличалась от других камер – койка, стол, зарешеченное окно. Отсюда А.В.Колчака уводили на допросы, и здесь он обдумывал возможные ответы. Застенографированный допрос А.В.Колчака – единственная и наиболее полная его автобиография. Протоколы допросов выказывают целеустремленность А.В.Колчака, его огромное чувство долга, искренность и ответственность за судьбы людей. Этажом выше, в общей женской камере находилась Анна Васильевна Тимирева. С ведома начальника тюрьмы, когда в карауле стоял Иван Урванцев, Александру Васильевичу и Анне Васильевне устраивались совместные прогулки, когда они могли поговорить и обменяться новостями.
С камерой N 5 связаны различные легенды. Например, будто бы адмирал, зная о неизбежной расправе, нарисовал на дверях камеры свой портрет в полный рост и в мундире.
Камера N 5 А.В. Колчак. Орден Святого Станислава с мечами, каким был награжден адмирал.


Иркутская тюрьма
Иркутская тюрьма. Улица Баррикад за Ушаковкой

Здесь, в камере N 5, с 14 января по 7 февраля 1920 года содержался Верховный правитель России, адмирал А. В. Колчак. В тюрьме содержалась и А.В. Тимирева. В охране тюрьмы числился молодой Иван Фролович Урванцев, подопечный и протеже Николая Тищенко и Захара Вершилло. Это они устроили восемнадцатилетнего Ивана в тюремную команду. Иван жил в казарме, стоял в общем карауле и у камеры Колчака, и, случалось, поздно ночью, адмирал заговаривал с молодым охранником. Выяснилось, что адмирал принимал у себя в Омске молодого геолога Николая Николаевича Урванцева, родственника Ивана Урванцева, и направил его на Таймыр. В 1920-21 годах Н.Н.Урванцев и Н.А.Бегичев вдоль и поперек прошли Таймыр. Н.Н.Урванцев нашел на Таймыре уголь и никель и по праву считается одним из основателей Норильска, заполярного города металлургов.
Много лет спустя о знаменитом узнике Иркутской тюрьмы, кандидату юридических наук, профессору С.В. Андрееву, рассказывал сам Иван Фролович Урванцев.
И.Ф. Урванцев в 1930-е годы.



Устье Ушаковки – место гибели А.В. Колчака
Устье Ушаковки – место гибели А.В. Колчака
По секретной телеграмме Ленина И.Н. Смирнову, прибывшему в те дни из Советской России – "Можете ли сделать архинадежно?" – Иркутский РВК 4 февраля 1920 года, без суда, вынес приговор адмиралу. 7-го февраля, в 5 часов 10 минут утра, Верховный правитель России адмирал А.В. Колчак, был расстрелян за оградой иркутской тюрьмы. С ним вместе расстрелян и В.Н.Пепеляев, премьер-министр его правительства. Тела на санях увезли к устью Ушаковки и спустили в Иордань – крестообразную прорубь, проделанную во льду в Крещенские водосвятия.
Расстрел Колчака большевики мотивировали подготовкой освобождения адмирала его сторонниками. Расстрел породил много слухов и легенд. Например, о любимом романсе адмирала "Гори, гори, моя звезда". Пел ли адмирал романс перед казнью? Думается, не пел. Но что это его любимый романс, свидетельствует репортаж из Парижа о русской эмиграции, опубликованный в журнале "Огонек" N 10 за 1929 год.
Нательный крест А.В. Тимирёвой из горного хрусталя. Из присылки М.Р. Капнист. Памятный крест на месте гибели А.В.Колчака. Стихи А.В. Тимирёвой, посвящённые Колчаку.


Памятник А.В. Колчаку в Иркутске
Памятник А.В. КОЛЧАКУ в Иркутске, за р. Ушаковкой, у Знаменского монастыря

Открыт 4 ноября 2004 года, в честь полярного исследователя, флотоводца и патриота России – Александра Васильевича Колчака. Памятник создан скульптором В. М. Клыковым, по инициативе Сергея Валерьевича Андреева.
Вячеслав Михайлович Клыков – выдающийся деятель культуры России. Народный художник России, академик Академии художеств РФ, лауреат Государственных премий СССР и Государственных премий РСФСР имени И.Е. Репина, Почетный гражданин города Нови Сад в Сербии, отмечен правительственными наградами и "Золотой медалью" АХ России, а так же Гранд-при на выставке в Белграде.
Основные работы скульптора: памятник Кириллу и Мефодию в Москве, Владимиру Крестителю в Белгороде, памятник Сергею Радонежскому и Серафиму Соровскому; Илье Муромцу в Муроме, памятник Николаю II. Памятник маршалу Г.К.Жукову в Москве, памятник советским воинам на Прохоровском поле, в ознаменование победы в танковой битве на Курской дуге, памятник героям Фронта и Тыла в Перми.
В.М. Клыков.
Памятник А.В. Колчаку в Иркутске, апрель 2005 г.


Князе-Владимирский храм
Князе-Владимирский храм. Арх. В.А. Кудельский. Ул. Каштаковская, N 52.

Храм выстроен к 900-летию крещения Руси. Восстановлен и действует.
2000 году Иркутск посетил внучатный племянник А.В. Колчака, полярник, морской офицер, в отставке М.В. Александров-Колчак. Он приехал в Иркутск с женой, Верой Александровной. Пребывание в Иркутске, поездка на Байкал, отношение иркутян к историческим личностям и к памятникам истории, сильно подействовало на гостей. В те дни шла реставрация Князе-Владимирского храма и начиналась реставрация Харлампиевского, где венчались С.Ф. Омирова и А.В. Колчак.
Вера Александровна была настолько взволнована всем увиденным, что приняла таинство крещения, которое было совершено в Князе-Владимирском храме. "Дед в Иркутске венчался, а я здесь покрещусь," -сказала она.

В.А. Михайлова в Иркутске.


Белый дом
Белый дом – архитектор школы Дж. Кваренги. Дом К.М. Сибирякова, затем резиденция генерал-губернаторов Восточной Сибири. Бульвар Гагарина, N 24.

В 1919-20 году первый корпус и библиотека Университета.
В Белом доме останавливался цесаревич Николай. В его свите находился академик живописи Н.Н. Каразин, который иллюстрировал путешествие цесаревича вокруг света. В России бытовало множество альбомов, буклетов и книг, украшенных рисунками Н.Н. Каразина – он был очень моден.
Иркутский университет открыли перед приходом к власти А.В. Колчака. Став 18 ноября 1918 года Верховным правителем, А.В. Колчак, 26 апреля 1919 года, начертал резолюцию на постановлении прежнего Совета министров об университете – "Утверждаю. Колчак".
После выхода из тюрьмы летом 1920 года, А.В. Тимирёва работала в библиотеке Белого дома каталогизатором, поскольку свободно владела несколькими языками.
А.В. Тимирёва.
Альбом с рисунками академика Н.Н. Каразина – "Подарок морских офицеров" из дома
Подгорбунских. Частное собрание.


Русско-азиатский банк
Русско-азиатский банк – архитектор В.И. Коляновский. Ул. Ленина, N 38

В 1919 году здесь располагался Совет Министров Верховного. В предыдущем Сибирском правительстве Колчак числился морским министром. В 1919 году он отправляет экспедицию к устью Лены, с целью построить порт и доставлять грузы в Сибирь по морю. В тот момент, когда командующему флотом во Владивостоке пришла телеграмма Колчака с просьбой подыскать руководителя экспедиции, Матисен докладывал командующему о своем прибытии из Англии. В Омск ушла телеграмма: "Здесь Матисен" – и А.В. Колчак тут же утвердил его руководителем. В 1921 году, в Иркутске, Матисен опубликовал отчет об экспедиции, которая началась при А.В.Колчаке, а закончилась при советской власти. В советских энциклопедиях она названа "Первой советской полярной экспедицией". Таким образом, советские полярники напрямую приняли эстафету полярных исследований из рук Колчака и Матисена.

Наградной знак Ф.А. Матисена "Градусная экспедиция 1898 года". Частное собрание.


Харлампиевская церковь (Морской храм)
Харлампиевская церковь или Морской храм. Улица Пятой армии, N 59.

Храм заложили и построили иркутские зверопромышленники – Югов, Трапезников, Бичевин, Шелехов, Баранов, Балакшин и другие. Это первая волна иркутских миллионеров, осваивавшая Камчатку, Курилы, Алеутскую гряду, Кадьяк и Аляску. В 1738 году Югов ставит деревянную церковь, а в 1777 году Балакшин ставит каменный храм, который народ называл "Морским храмом".
5 марта 1904 года в церкви совершилось таинство бракосочетания Александра Васильевича Колчака и Софьи Федоровны Омировой. Поверенными со стороны жениха были генерал-майор В.И. Колчак-отец, а так же друг и коллега жениха по полярным странствиям, штурман Н.А. Бегичев. Со стороны невесты поверенные – поручик И.И.Жалейщиков и прапорщик В.Я.Толмачев.
А.В. Колчак. Портрет С.Ф. Омировой в серебряном медальоне из присылки М.Р.Капнист.


Памятник А.В. Колчаку
Памятник А.В. Колчаку за р. Ушаковкой, у Знаменского монастыря

Памятник Александру Васильевичу Колчаку открыт 4 ноября 2004 года и посвящен 130-летию со дня рождения знаменитого полярного исследователя и великого патриота России. Создан памятник выдающимся скульптором России Вячеславом Михайловичем Клыковым, по инициативе мецената, профессора Сергея Валерьевича Андреева. Еще в юности с историей А.В. Колчака С.В. Андреева познакомили люди, знавшие Колчака лично – Н.С. Тищенко и И.Н. Урванцев. С тех пор интерес к личности адмирала у С.В. Андреева не угасал.
Располагая интересными и малоизвестными фактами, о пребывании Колчака в Иркутске, кандидат юридических наук, профессор С.В. Андреев в настоящее время работает над книгой о Колчаке.

В день открытия памятника.
Памятная медаль в честь 130-летия А.В. Колчака и открытия памятника.
Авторы медали Галина и Сергей Коробовы. Медальер – Александр Осипов
.

*     *     *     *     *

Опять же, буду откровенен с вами, друзья: многое в этом комплекте открыток вызывает у меня вопросы. Впечатление такое, что некоторые вещи, события и люди, изображённые здесь, попросту, "притянуты за уши" к колчаковской теме. Ну, и красноармеец Урванцев, служивший в охранной команде, сильно смущает... Впрочем, как говорится, "хозяин - барин" - и лучше уж такой набор открыток, чем никакого. Впрочем, то же самое можно сказать и о памятнике работы "гениального патриота" Клыкова: важен сам факт его появления в городе - это ведь не просто парковая скульптура, но - политический символ. И - ещё одна небольшая победа над коммунизмом.

О чём ещё рассказать?... Наверное, о памятных наградных медалях, выпущенных тем же Общественным фондом "Патриот". Всего их было выпущено шесть сотен - триста позолоченных, и ещё триста - в белом металле. Медали эти были вручены тем, кто принимал участие в подготовке общественного мнения перед установкой памятника Адмиралу (и, таким образом, медали эти можно, по праву, считать боевыми - если учесть то яростное сопротивление, которое оказывали коммунисты!) - одним словом, всем иркутским "колчаковцам" девяностых и начала "нулевых". Медали, как я уже сказал, существуют в двух видах, но носятся на разных ленточках. Так, большинство награждённых носит их на обычной ленте цветов национального флага:

Однако, у иркутских казаков "колчаковская" медаль носится и на ленте ордена св. Георгия - это награда для тех, кто получил её в день юбилея Александра Васильевича. Члены иркутской "кают-кампании" - организации ветеранов Военно-Морского флота (а надо сказать, что иркутские моряки с самого начала были активными сторонниками увековечения памяти адмирала Колчака в городе) - так вот, моряки носят эту медаль на строгой синей ленте. Или, если награждённый прежде принимал участие в боевых действиях, то медаль носится на синей ленте, левая половинка которой перекрыта узкой Георгиевской ленточкой. Ну, а иркутским монархистам, к коим принадлежу и я, эта медаль была пожалована на чёрно-жёлтой ленте (цвета императорского герба). Уж и не знаю, почему, но мне эту медаль вручал атаман Иркутского Казачьего войска Николай Меринов. Получилось так, что прежде с Николаем Михайловичем мы, мягко говоря, недолюбливали друг друга - но, после этого награждения какая-то стена взаимного недоверия между нами исчезла. Не иначе, как сам Александр Васильевич примирил нас - и теперь я, иной раз, одеваю эту медаль на партикулярный пиджак. В дни торжеств, разумеется:
Существует и ещё одна медаль, посвящённая памяти Александра Васильевича Колчака, и она тоже есть в моём собрании. Эта медаль выпущена в качестве памятного сувенира, и её можно приобрести в Иркутске - стоит она, что-то, около полутора тысяч рублей. И, если кому-то хотелось бы заказать её для себя - то можете, друзья, обратиться в личку - я приобрету медаль и вышлю вам.
...Тема "колчаковского Иркутска" - огромна; обо многом сегодня я просто не успел рассказать - о спектакле "Звезда Адмирала", например, который был поставлен на сцене Иркутского Драматического театра в 1998 году по пьесе иркутянина Сергея Остроумова. Да и про тот же памятник можно долго рассказывать - а ведь есть ещё и Харлампиевский храм, где Колчак венчался в 1904 году, и гостиница "Модернъ", где он жил тогда... Но Живой Журнал, к сожалению, не резиновый - так что, в другой раз расскажу и покажу все уголки "колчаковского Иркутска.

Важно другое: на рубеже двух веков Его Высокопревосходительство, Верховный Правитель России Александр Колчак вернулся в Иркутск - без единого выстрела взял этот город, и большинство иркутян приветствовали его, как Триумфатора. Это - главное, и это свершилось...


Подписаться на Telegram канал sincerely_comm