Поздравим героя с днём рождения...


Что поделать, год не високосный...

Под катом эпизод, в котором именинник очень бы хотел отличиться,

кабы Райнхард, у которого и ранее актёрские способности были не на высоте, расслабившись, не позволил просто Фрицу Йозефу отыграть начисто эту сцену - и спалился!

На то было несколько причин:
1. В силу стокгольмского синдрома Райнхард ненавидит, когда его обхватывают и вообще прикасаются, встав близко, оттого старается любым способом избежать этого где возможно. Успешно изображая умирающего, он всё же крепко смыкает руки, стремясь преодолеть дискомфорт от мысли, что могут подойти слишком близко.

2. Лежать кайзеру просто надоело, и он решил воспользоваться возможностью размяться - и оттого перед погрузкой в лимузин просто встаёт и сам заходит в авто. Поздно сообразив, что выдал себя, в салоне Райнхард столь убедительно продолжит умирать, что Эмиль резко позабудет доложить об этой оплошности туда, куда сообщает регулярно всё, что позволяет себе кайзер в его обществе. Или не позабудет? Не беда, главное шоу только начинается...

Тем не менее, провокация Лоэнграмма и Биттенфельда удалась на славу - судя по реакции Меклингера, что сожалеет о том, что спасение из огня состоялось. С чего бы ему жалеть, будь он точно уверен, что монарху осталось недолго, да?
3. Хильды в этот раз вовремя подсказать за спиной у Райнхарда не было. Она бы настояла на том, чтоб шоу было отыграно по полной, даже бы за руку кайзера взяла, чтоб не напрягался слишком от такого дискомфорта, куклу беспомощную из себя строить. Вы заметили, что когда она рядом, Эмиля поблизости не наблюдается даже? Ещё бы:

Так хлебать свои любимые игристые вина Райнхард может себе позволить только в обществе кайзерин, чётко зная, что если об этой его шалости узнают вокруг, то сразу поймут, что хворями своими он отлично сам управляет. Будь он реально настолько болен, как изображает - смотрите на дату, когда венценосный лакомка пробавляется вкусняшкой - полбокала игристого убило бы его практически мгновенно.

Биттенфельд же переигрывает активно - настолько, что получает однажды водой из графина. Плевать, зато всё идёт по плану (кайзера), и этим актёрам верят уже все вокруг.
Как раз этот герой и есть прекрасный образец того, как бывший враг становится другом. Конечно, вот здесь Биттенфельд и предположить ещё не может, куда заведёт его сотрудничество с Лоэнграммом:

Оттого в наличии и раздражение на Оберштайна, что переиграл их там тогда всех:

Но это вполне устраивает всех - и оттого шоу продолжается, включая и этот элемент. Согласитесь, на Хайнессене сцена выяснения отношений перед кайзером и формальных извинений выглядит настолько смешно, что не выдерживает никакой критики - кайзер обязан бы разозлиться и устроить жёсткие репрессии, а между тем он едва не хохочет. Потому что его вполне устраивает происходящее. А окружающие - верят, что им ещё остаётся. Феодальное сознание устроено таким образом - лишних вопросов лучше не задавать, у знати свои заморочки.

Предоставляю соратникам также самостоятельно разгадать шараду - ГДЕ шлялся со своим подразделением Биттенфельд, коли так опоздал к битве под Мар-Адетта, к вящему неудовольствию Ройенталя? И почему тот недоволен, а кайзер ему даёт чёткий намёк, что знает о настроениях мятежника?

Отвлеклись мы. С днём рождения, слуга короны!




Подписаться на Telegram канал sincerely_comm
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.