Почему Хильда осталась ночевать


А сегодня нам вот этот герой расскажет о событиях 89 серии.
Это очень опасный человек на службе у Лоэнграмма:

Настолько, что императрица решает его однажды приручить:

Вот здесь нам важно замечание Рыси: https://ru-logh.livejournal.com/195855.html и https://ru-logh.livejournal.com/114850.html, но сразу говорю, что нас интересует не Эмиль. Просто мы поясняем, откуда лихорадки у монарха. Вот, кстати, скрин для её версии про инъекцию:

Здесь тоже неплохо видно это движение - поскольку все глядят на киллера, Эмиль решается. Но ни тебе обморока, ни припадка, как все видели. Даже после второй попытки:

Значит, Райнхард знает всё и антидот заранее принял.

Вы здесь видите болезнь? Ни разу, кроме того, на Райнхарде боевой плащ. Что это значит, смотреть тут: http://ru-logh.livejournal.com/110181.html
Итак, всё бы ничего, но нам не говорят, КУДА движется кайзер сотоварищи.

Сразу же вылезает шоумен с ножом:

На которого, в общем, кайзеру начхать. Он пережил столько реальных покушений, что это ему даже энтомологически, как всем офицерам, неинтересно.

Да и на обвинения про Вестерленд ему ровно. Вырос, понял, что права вмешиваться туда не имел, да и ресурса бы не хватило. Как все честолюбцы, страдает Райнхард только тогда, когда его планы рушатся у него на глазах. Тогда он начинает злиться. Но кайзер также понимает, что всему своё время и нужно реагировать всегда сообразно ситуации. Так почему же он так сильно притормозил сейчас, если случившееся его не трогает так, как привыкли думать недалёкие зрители? Грубо говоря, его трогает сейчас другое...
А потому, что Хильда в него вцепилась, дрожа от страха:

Райнхард её не только снова захотел, но и решил поберечь от новых стрессов. Ему её было очень жаль в деле Кюммеля. И вот он начинает тянуть паузу, думая, а на публике это очень эффектно смотрится:

Лоэнграмм вообще, надев корону, не склонен к спонтанным решительным действиям сразу. Не зря же он ждёт криков Биттенфельда, уже решив послать карателей на Землю. Когда же решения у кайзера ещё нет, он тянет паузы, маскируя их под другие эмоции

Видите? Там пашет интеллект, активно вычисляя, стоит ли менять план. А разговор о Вестерленде - так, прикрытие, просто время нужно для взвешивания нового решения. Тут, конечно, вовремя влезает Оберштайн - он старше, умнее, и уже почти всё понял - для того он и забирает внимание на себя, чтоб не мешать Райнхарду думать.

Как видите, Райнхард занят обдумыванием нового решения, а Кесслер уже и торопится - слишком длинная пауза с этим киллером-неудачником. Кесслер торопится! Значит, есть куда... и Хильда боится как раз того, что впереди, а не того, что происходит сейчас.

Ещё мы тут видим озадаченную харю её отца - кажется, он только сейчас понял, насколько его дочь неравнодушна к шефу. А всё потому, что Оберштайну он не врал, когда тот напрямую спросил, не желает ли Мариендорф подложить дочку молодчику в короне. И, заметим, держится он всегда слишком независимо - как человек, уверенный в своём будущем, не смотря ни на что. Он даже на свадьбе ведёт себя на грани приличия - ему кажется смешным то, что он стал зятем этого молодчика - потому что об этом он всерьёз никогда не думал. Строго говоря, ржать он себе может позволить:

Такой домик есть не у всякого герцога, и Райнхард для Мариендорфа - вчерашний босяк, которому просто сильно свезло. Зять должен быть солидным дядькой, и уж точно не на 3 года старше дочки, но хотя бы быть ему самому ровесником - чтоб не скучно было. Так что у такого папы дочь просватана уже в пелёнках, и может сама об этом и не знать. И если он не захочет отдать дочь даже кайзеру - его ничего в мире это сделать не заставит. Тем паче, что Лоэнграмм - не Гольденбаум, деспотом и самодуром ему быть просто слабо, реально, не Рудольф он, да и тот был намного старше. Да и слушает аристократия Хильдегарде не просто так:

Это слишком серьёзная семья, чтоб размениваться на молодого выскочку.
Однако Хильда не из тех дочерей, которых можно просто однажды уведомить о том, что она обязана пойти замуж за кого сказано. Более того, это лучший способ сделать так, чтоб она не подчинилась такому - но как быть, если это закон? Только искать защиты у шефа. Вот почему на Райнхарде боевой плащ, вот зачем ему тут Кесслер - опасный  человек, с тонной компромата на кого угодно. И вот какое суровое мероприятие сорвал шоумен с ножом - не иначе, как лоббированный претендентом на руку Хильды. Подтвердились ли его слова о погибшей на Вестерленде семье, мы так и не узнаем. Но самого претендента горячий Лоэнграмм готов в асфальт закатать - оттого и обратился к Ульриху. А того учить не надо, что делать и как.

Как видите, решение Райнхард уже нашёл - аж забыл про эмоции, которые надо бы демонстрировать. Не забывайте, что вот это мы видим не его глазами, а глазами Хильды:

Это она полагает, что кайзер страдает от сентиментальной привязанности к погибшему другу. Вот только за медальончик он схватился слишком поздно, да и о Кирхайсе не вспомнил - так что версия не актуальна.
И вот тут кайзеру проходит в голову новая комбинация, окончательно.
Ведь на Райнхарда смотрит не только Хильда, но и её отец. Остальным его шоу со слезами не интересно, они поражены мнимой глупостью киллера - мол, хоть бы ствол тогда взял, что ли...

Райнхард понимает, что истинное оружие иной раз вовсе не резкое давление и сила, а мягкость и слабость. О чём учит вся философия у-шу, кстати... И он меняет план, о чём всегда можно догадаться, увидев его прогулки в одиночестве:

Но Кесслеру, как всякому офицеру, внеплановые моционы начальства не понятны. Как и театр со слезами, выполняемый для Мариендорфов аж до следующего дня: "Ок, раз я мальчишка, тогда пожалейте-ка меня, слабо, нет?"
Как видите, недоумевает не только Ульрих:

Вспомнил ли сейчас Райнхард Клопштока с его местью за невесту через годы? Наверняка, ибо сам тогда случайно жив остался. А что, если сделать так, чтоб женишок сам решил отступиться от уже своего? Тут всё не так просто - нравы в рейхе весьма жёсткие и патриархальные. Сыграть надо очень тонко - и на чужом честолюбии.
Что Лоэнграмм и выпоняет весьма виртуозно:
1. Оставить Хильду у себя, не вернув её домой до утра. Вне зависимости от того, что там "было - не было", расценено будет однозначно. Равные в таком случае стреляются - но в случае с кайзером законный претендент может без стыда и молча отступиться. В конце концов, кайзер по юности был профессиональным дуэлянтом - к чертям, убьёт ещё на законных основаниях.
2. Соблюсти свои интересы, продвинув отношения с Хильдой на принципиально новый уровень. То есть, продемонстрировать, что до оргазма он её не только взглядом доводить склонен. И окончательно заявить, что это - "моё", заделав себе наследника. В самом деле, если не нужен мужем - от наследника дама избавится легко.
3. Уверить будущего тестя, что "не виноватый я, она сама пришла". Раз мальчишка, отлично, будем отыгрывать его и дальше. Цинизма для этого Райнхарду не занимать, он с детства такой уже. Заодно от Хильды отстанут и другие возможные её желающие, сразу.

Эх, Ваше Величество, я вижу, что галс поменяли. Ну и скука же - допрашивать марионетку...

Не забываем, что самоубийству киллера Кесслер не помешал. Но Райнхард не больно-то верит Ульриху в этом вопросе: "Надеюсь, всё же, это не Вы его убили?" И Кесслер, амикошонски улыбаясь и вертя на пальце фуражку, как натуральная шпана, елейным голосом отвечает: "Нет, не я". Крайне жёсткая сцена, между прочим. Что это? Банальная мужская солидарность вне чинов. Оба прекрасно обстряпали свои дела - один нарыл кучу любопытных сведений, другой и вовсе 33 удовольствия словил. Антракт закончен, пьеса продолжается.

Напомню также, что Кесслер видел слишком бледного Райнхарда в момент, когда решался вопрос о попущении похищения малолетнего Гольденбаума. Он всё понял и промолчал. Вероятно, именно факт тогдашних душевных терзаний Райнхарда расположил его к нему. Для него это было подтверждением того, что своими людьми Лоэнграмм бросаться не склонен вообще. А значит, Кирхайс протрепался.
Итак, просмотрим сцену снова без шелухи сентиментальных трактовок:



Вино пролито, да не выпито. Фраза Кирхайса тут всплыла интересная - о завоевании Вселенной. Фы на тебя, призрак, я не тебя тут жду - вот реакция Райнхарда на это. Оттого и Хильда не очень верит декларации о страданиях - она спокойно отвечает нужное, но не поняла ещё, к чему всё это сказано. Прикосновения рук тут взаимно приятны - это видно у пары чётко - но леди просто не сообразила, что следует остаться, просто приобняв сюзерена. Не проблема - он ей сам подскажет. Ага, в самом деле, для "остаться здесь" - это повод, понимает Хильда. И эта мысль для неё вовсе не нова - учитывая, что произошло в дальнейшем, как только она осталась.

Ну, а Эмиль... опять не того дождался. Лоэнграмм переиграл всех снова - а ему не привыкать, как известно. И посмотрите, как красиво он это делает, даже в смертельной опасности:



Но гражданские в рейхе об этом не думают, хоть и зря. А у вояк свои особенности восприятия окружающего мира.
Подписаться на Telegram канал sincerely_comm
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.