Мамонты в Екатеринбурге и не только


Екатеринбург, ул. Толмачева, где был найден зуб мамонта. Середина 1930 гг.

В Свердловском государственном архиве сохранилось письмо, адресованное основателю Екатеринбурга Георгу Вильгельму де Геннину. 13 сентября 1734 года Прокофий Столов из Якутска писал «…Мамонтова большого целого зуба в Якутске ныне вскоре приискать не мог и сказывают, что зубов мамонтовых хотя и сыскивают, токмо величиной бывают невелики, не так как рога. А рогов мамонтовых в продаже имеется довольное число, токмо перетирают штуками, которые в продаже имеются на вес по четыре рубля и дешевле пуд, смотря по искусству того. И ежели впредь будущую весну отправляться будут промышленники для оных случаев на промыслы, то как о зубье и рогах мамонтовых и прочих куриозных вещах стараться буду. И ежели получу, с попутчиками до Вашего превосходительства пришлю».

По прошествии почти трёх веков выяснилось, что не надо было искать вымерших животных так далеко от Урала, т.к. мамонтовые кости были буквально под ногами екатеринбуржцев. Так, Елисеев Михаил Сергеевич, рабочий завода Воеводина, располагавшегося на месте основания города (сейчас это Плотинка), обнаружил 29 апреля 1935 года отлично сохранившийся зуб мамонта. А всего-то занимался устройством новой физкультурной площадки…

Рпди справедливости надо сказать, что поиск мамонтов был совсем не инициативой де Геннина. В 1722 году, отправляясь на Урал, среди прочего он получил указание от императора Петра I «сыскать и купить остятских и кунгурских идолов и протчих старинных куриозных вещей и мамонтов целых — в Кунцкамеру». Кости собирались по всему Уралу и Сибири, ныне достойно украшая коллекции Санкт-Петербургских музеев.

Но вернёмся к мамонтовым зубам. «Благодаря» тому, что у древних исполинов тоже бывали проблемы со стоматологией, мы можем точно сказать, что слоны по городу ходили в районе современных улиц Мамина-Сибиряка и Малышева. В первом случае зуб был найден в 1948 году рабочим Павловым при строительстве котлована жилого дома, расположенного у Харитоновского сада. Другой зуб «уральского монстра» был обнаружен неизвестным красноармейцем на месте строительства конструктивистского жилого комплекса архитектора Гинзбурга. Прямо из траншеи фундамента дома Уралоблсовета на углу Малышева — Хохрякова подняли ещё один зуб.

А вот бивни «уральские слоны» теряли совсем в других местах. В начале 1932 года при строительстве жилого дома Уралснабсбыта, где располагается ныне Архитектурная академия, рабочими строительного участка со стороны улицы Толмачева был выкопан почти целый экземпляр.

Весной 1929 года ещё один фрагмент бивня нашли рабочие кирпичного завода № 3 «Новострой» при добыче песка на реке Патрушихе около села Елизавет. Но самым большим удивлением стало то, что во второй половине 19 века жители села Уктус — первоначального и предполагаемого места основания Екатеринбурга — начали с завидным постоянством находить кости древних слонов.

Кстати, если бы уктусцы нашли их в эпоху основания Екатеринбурга, то сказочно бы обогатились. Ведь 13 февраля 1718 года был подписан государственный указ «о приносе родившихся уродцев и сборе монстров»…За уникальные находки выкладывали по 15 рублей — гигантскую сумму по тем временам.

Вообще, слово «мамонт» в российском словаре появилось благодаря Василию Татищеву. Отправленный на Урал, а точнее в Кунгур, летом 1720 года, Василий Никитич услышал от местных жителей, что в знаменитой пещере водится «зверь великостью с великого слона и больше, видом черн, имеет у головы два рога».

Усомнившись в таких россказнях, он самолично полез в пещеру и… естественно, никого не нашел: «ибо это противо естества (кроме маленьких, яко слепущенок) есть». Только позже, съездив в Тобольск, убедившись в том, что на Урале и в Сибири в древние времена водились гигантские слоны, поведал об этом впервые миру на латинском языке в статье «Сказание о звере мамонте». Так, основатель Екатеринбурга стал первым в мировой литературе, кто сообщил научные сведения о мамонтах. Его труд увидел свет в Швеции в 1725 и 1729 годах, а затем и в Лондоне.

Но Екатеринбург был населён в древние времена и другими животными, не менее крупными и уникальными. Доктор завода «Новострой» Упоров, прогуливаясь в 1929 году по берегу Патрушихи в селе Елизавет, обнаружил в песке шейный позвонок широкорогого оленя. Находка прямо-таки уникальная. Вообще, самый полный скелет широкорогого оленя хранится в Венском музее. А второго подобного «красавца» нашли и доставили в 1886 году в Екатеринбург из Камышловского района. Первоначально палеонтологическую находку планировали использовать на местной костной фабрике, чтобы выжечь из нее фосфор. Но благодаря членам Уральского общества любителей естествознания она оказалась в музее Екатеринбурга.

Находили кости неизвестных доисторических животных и гораздо позже. Так, житель Втузгородка Лычков в своем дворе в 1934 году обнаружил палеонтологические останки. Ни он, ни местные власти так и не определили, кому же они принадлежали. А ещё по территории современного города массово шатались бизоны, вымершие 15—20 тысяч лет назад. Все эти находки и сейчас можно посмотреть в местном Геологическом музее и в Музее природы в Историческом сквере.

Вернемся к нашим носорогам. Они почти все были покрыты шерстью и пугали мамонтов в районе реки Уктус. Именно там в 1928—1929 годах местным жителем Романовым при работах по добыче песка и глины около бывшего завода Пермякова были найдены черепа древних носорогов.

А одной из последних находок на территории уральской столицы стал случайно выкопанный зуб шерстистого носорога на месте строительства комплекса «Екатеринбург-Сити». Вот такое носорожье место!

источник



Мамонты в Екатеринбурге и не только



Подписаться на Telegram канал sincerely_comm
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.