От героев былых времён...

Самой лучшей памятью о Великой Отечественной войне я считаю документы, мемуары, фронтовые письма, дневники с фронта. И дневники и письма с фронта для меня стоят на первом месте, особенно дневники. Почему дневники я особо выделяю. Делать такие записи в КА было запрещено. За ведение дневников следовало наказание, но люди писали всё равно. Таких дневников сохранилось очень мало, а дневников, что велись от самого начала войны до победы вообще единицы...

В Екатеринбурге на выставке "Сражений много — победа одна" в мультимедийном историческом парке "Россия — моя история. Свердловская область" выставили записки младшего командира КА, конфискованные НКВД в декабре 1941 года. Александр Пряхин ушёл из Первоуральска, что находится в Свердловской области, 23 июня 1941 года, в 28 лет...

Александр вёл дневник с первого дня, записи обрываются 9 декабря 1941 года... 12 декабря против Пряхина возбуждено уголовное дело из-за того, что он, как следует из протокола, "вследствие враждебности к советской власти высказывал пораженческие настроения, отражая свои пораженческие мысли в дневнике"


© Фонд Государственного архива административных органов Свердловской области

Судя по пометкам, записи младшего командира второго отделения связи артиллерийского полка стрелковой дивизии проверяли как минимум три человека, следователи особого отдела НКВД. Но Пряхина не осудили. То ли попались адекватные следователи, то ли просто счастливый случай... Через месяц все обвинения были сняты и Александр вновь был отправлен на фронт...

1 августа 1942 года командир миномётного взвода отдельного миномётного батальона 136 Отдельной стрелковой бригады лейтенант Александр Пряхин погиб в Калининской (ныне Тверской) области. Похоронен у деревни Какашилово Ржевского района.

А у нас есть возможность прочитать его дневник... Я запощу выдержки из него. Что на самом деле думал обычный солдат КА о войне, политике, жизни и смерти и сводках информбюро и в чём заключалась "враждебность к советской власти"?

Текст приводится без исправлений.

23 Июня
Первый день, когда получено назначение в часть. Кругом творится женский плач

24 июня
Спали в клубе на столах. В 5:45 поездом поехали в Свердловск. Получили обмундирование, оружие.

25 июня
Распределили людей по отделениям, получил 10 человек <…>

26–27–28 июня
Организационное оформление. Получали имущество, для связи имущества нет (в тексте подчеркнуто красным карандашом, эти отметки позже делали следователи)

30 июня
В 12 часов пошли на вокзал. Пытались петь, но не клеится, не знали песен. Ночевали на военной площадке на улице. Дождь, холодновато. Спали часа 1,5.

1 Июля
В 8 часов эшелон двинулся. Хочется по Перм. дороге, но едем по Казанской. Значит, больше не видать родных мест (в тексте подчеркнуто сначала простым карандашом, затем красным карандашом). Жалеем с Плотниковым и ложимся спать (в тексте подчеркнуто простым карандашом).

5 Июля
Стоим в Москве. Эшелонов видимо невидимо. Страна начала войну

6 Июля
Получил один патрон. Едем на Минск очень медленно.

7 Июля
Встречаем много эшелонов эвакуированного населения. Рассказы самые жуткие.

9 Июля
Жуткие разрывы бомбы, брошенной немецким самолетом. У только что подошедшего эшелона разбито восемь вагонов, много жертв (10 и 30). Вырыли могилу и тут же закопали. Ходили смотреть, после этого настроение подавленное (в тексте подчеркнуто красным карандашом). <…>

21 Июля
Подняли рано и сразу в лес. Кругом самолеты. Легли под кустами. Над нами тучи немецких самолетов строчат (в тексте подчеркнуто простым карандашом) по лесу из пулемета и бомбят. Наших нет, у всех один вопрос: Где же наши самолеты (в тексте подчеркнуто простым карандашом)? Командование наше беспомощно, т.к. само не знает (в тексте подчеркнуто сначала простым, а затем красным карандашом) ничего, пятый день не получаем никаких известий, от чего у всех подавленное (в тексте подчеркнуто простым карандашом) состояние от неизвестности.

22 Июля
Месяц войны. В воздухе снова мессершмитт и истребители, которые что-то разведывают, значит, будет снова дело. Наших самолетов нет. <…>

Ходили на Днепр, где пришлось просидеть в кустах целый день. В воздухе и на земле кругом творится ад <…>. Бомбы поют самые "классические" песни. Если не сойду с ума, то это будет действительно номер, словом все мы живые трупы, о которых можно уже не говорить (в тексте подчеркнуто простым карандашом). <…> День кончается тем — Где же наши самолеты — Гордые соколы (в тексте подчеркнуто красным карандашом)?


© Фонд Государственного архива административных органов Свердловской области

26 Июля
<…> до 2-х часов ночи, немного спали, утром пошли дальше. Путь дальний, идти тяжело — хочется бросить все, кроме винтовки (в тексте подчеркнуто простым карандашом). Днем пытались у колодца умыться, но сделать это пришлось в несколько приемов, т.к. немцы беспрерывно летают и бомбят, заметив каждую белую бумажку. Вот такая никому не нужная смерть может настигнуть за 450 клм. от фронта (в тексте подчеркнуто красным карандашом). <…> 15 дней не знаем, что делать на "белом свете", от чего еще тяжелее (в тексте подчеркнуто простым карандашом). Люди начинают привыкать, настроение заметно моральное по сравнению первыми днями улучшается.

Мне лично страшно, хотелось бы поцеловать сына, подержать на руках, а потом и умирать

Вышли в поход в 9 часов вечера.

27 Июля
Шли всю ночь. Люди страшно устали и конечно бы не пошли дальше, если бы не взрывы бомб кругом. <…> Нет питания, люди голодные, впереди (в тексте подчеркнуто простым карандашом) гор. Дорогобуж, который, по рассказам, сожжен, а там надо получить питание (в тексте подчеркнуто простым карандашом). Будем ли целы на чистом месте (в тексте подчеркнуто простым и красным карандашом), трудно сказать <…>

7 Августа
<…> Наши бомбили Берлин. Что же интересно останется от ценностей, которые создавали народы в течение многих столетий (в тексте подчеркнуто простым карандашом). Жутко подумать и представить все те ужасы, которые происходят в 20 веке, и конечно нет никакого сравнения с ужасами средних и первобытных времен. Все бледнеет перед теми ужасами, и если война такими темпами будет продолжаться, то вряд ли от человечества останется что-нибудь хорошего (в тексте подчеркнуто простым карандашом).

24 Августа
С утра дождь. Впервые пошли по азимуту, дело новое, но думаю, справлюсь как-нибудь? Справился-таки неплохо — только сухого ничего нет, а дождь идет. Ночь была сильно холодная, а в мокром спать не особенно приятно под открытым небом (в тексте подчеркнуто простым карандашом).

<…> Дисциплина во взводе сильно упала (в тексте подчеркнуто простым и красным карандашом), особенно в радио и авиа-сигнал. отделении. Средний командир плохо на это реагирует. Что готовит еще нам впереди жизнь, если ее можно (в тексте подчеркнуто простым карандашом) так назвать жизнью. Проезжаем среди огромных воронок, связь сплошь прервана, но быстро восстанавливается.

2 октября
Плотников уехал учится — очень ему завидую. Ходили в баню — видели город Ржевск — хорош город. Ночью идем на передовую. <…> Невозможно выразить до чего устало все. <…> Такая жизнь — лучше смерть. Получил два письма из дома, дома пустили какую-то про меня пакость.

5 октября
Утром день хороший. Информбюро сообщило результаты потерь 3-х месяцев бойни: мы потеряли 1 128 000 человек из них 230 000 убитыми, 720 000 раненными и 178 000 без вести пропавшими. <…> Немцы потеряли более 3 000 000 убитыми и раненными, танков 11 000, самолетов 9 000 и орудий 13 000. Вот это бойня.

Если считать в среднем немецкую дивизию по 20 000, то следует, что 170 дивизий, которые были сконцентрированы к 24 июня 41 на наших границах имеют остаток 400 000 голов, а немцы ещё продолжают наступать?

В 12:00 над нами немец в трех лицах на очень большой высоте. Передовая линия от нас 40 км. Ночью до того холодно спать, что тело сводят судороги, а огня разжечь нет возможности. Не сон, а мученье.

6 октября
Утром встали чуть свет, все до того замерзли, что хочется влезть в печку. <…> Написал домой письмо, которое считаю последним — довольно портить кровь, она нужна для важного дела. Скоро ли конец человеческим мучениям. <…>

8 октября
Утром страшно холодно. Заметное оживление по шоссе. Стало известно, что упорные бои идут на западе. Северо-западном направлении. Крепко продвинулись на этих направлениях. Верить слухам — можно сойти с ума. Спали снова под открытым небом. Слышны орудийные взрывы, видимо фронт приближается. Прорвались где-то в нашем направлении танки порядка 70 штук.

9 октября
Передали, что сдан Орел, и бои идут на Вяземском и Брянском направлениях. Видимо, что действительно крепко [неразборчиво] и [неразборчиво] видимо ясно. Что будет завтра, если сегодня двинутся таким темпом. Ночь очень холодная, кругом все замерзает.

Стоим в лесу когда-то любовно посаженном людьми красивыми рядами

10 октября
Сегодня моему дорогому 3 года. Пусть живет во славу русского оружия. Утром страшно холодно — страшно, потому что сразу после теплого периода. Конца истреблению людей не видно, сколько миллионов еще бугорков, где будут лежать герои отечественной войны. Сидим у костра и ждем своей очереди. Стало известно, что немцы обошли справа наши войска на западном направлении и внешним во фланг на станцию Сычевку, которую мы 21 октября проезжали. Что будет дальше, время покажет. Ночью исключительно холодно.

12 октября
<…> Самое плохое официально сообщили, что фронт прорван и в наш р-н движутся две колонны танков противника. Нас всю ночь сопровождает чей-то самолет, по рокоту — мотор немцев.

14 октября
Утром снова в поход. По всей вероятности, передают наш дивизион в другой полк. Идет густой снег, из которого среди дня вырвался пулемет очередью придавил всех нас к земле. Через несколько километров с трех сторон три группы немецких бомбардировщиков по 6–7 штук, легли прямо в канаву. Лег лицом к верху — приятно смотреть смерти прямо в глаза. Бомбы рвутся где-то километра за четыре и метров за 500. Жалею, что не смог написать ответ на единственное письмо домой. Ночевали в деревне.

15 октября
<…> Пришли в город Торжок, если его можно так назвать. Город весь почти разрушен — кругом горит. На улицах полусгоревшие трупы людей и животных. Все в городе брошено. Прошли много деревень, которые брошены и разбомблены. Ходят всякие слухи, которым не хочется верить. Вязьма, Ржев говорят взяты. Калинин разбомблен. Невольно начинаешь всему верить так как факты, совершающиеся на глазах, упрямая вещь. Зашли в густой лес и прямо на снегу расположились в 5–6 км от гор. Зима началась.

19 октября
Шли с утра весь день. Вечером пришли в Сетепино, где через наши головы или около нас летят немецкие снаряды, которые заставляют всех низко пригибаться к земле. Думаешь, к чему это делать, ведь лучше было бы если разорвало тебя поскорее, чем мучиться, а мученье выше всякого предела, они с каждым днем еще больше будут увеличиваться, и когда будет этому конец. Видимо тогда, когда оборвется поганая моя жизнь. Ну вот когда она оборвется, а я бы хотел этого поскорее. Ночевали в деревне Боярниково.

20 октября
Глупо разместились в этой деревне, как только будет летная погода из деревни сделают котлету, в этом нет никакого сомнения. Узнали, что сдали Одессу, Брянск, Вязьму и еще много чего мелкого. Значит, мы выходит в кольце. Сколько еще городов надо, чтобы измотать противника. Конец этой войны с каждым днем все дальше и дальше оттягивается, оттягивается мучение народа. Развернулись в боевой порядок, но будет ли от этого толк, а умирать без толку бессмысленно вдвойне не хочется. Целые ночь и день в стороне Ржева орудийные выстрелы. Письма от 6 октября сжег.

21 октября
Противник забросал листовками с последним воззванием, написано в них черт знает что, и не зная, что делается в действительности, невольно верится в это

22 октября
Вот и четыре месяца как кровь и слезы льются реками. Результаты этой четверти, надо полагать, ужасные. Болтают, что самураи начали против нас войну. Вот и ось Берлин — Рим — Токио начала свои действия. <…>

23 октября
<…> Странно, но факт, что наших самолетов нет ни одного, как их не было все четыре месяца. Наши самолеты мы видели только там, где им летать более безопасно или, может быть, они делают свое дело где-нибудь в другом месте. Вечером перешли на новые позиции вдогонку беспрерывно бьют нам немцы. <…>

26 октября
С утра бой, пулеметные очереди беспрерывны, хотя дождь идет. Противник уперто продвигается. Пехота крепко подвела — подпустила противника к нам на 100 метров. Первые жертвы в моем отделении, в нашем дивизионе потерь порядочно. Убитыми и взятыми в плен. Вечером спешно отходим. Ночевали в деревне Васькое.

27 октября
Утром стали отходить дальше до деревни Коробино, где снова вспыхнул бой. Штук 30 немецких бомбардировщиков впереди, кому-то выколачивают [неразборчиво]. Весь день идет бой. Пытались заснуть под эту музыку может быть последний раз. <…>.

29 октября
С утра идет жаркий бой. Артиллерийская канонада беспрерывна. Жители исключительно плохо относятся к бойцам. С вечера идет бой, что будет к утру. Бой утих несколько к утру. Противник приостановлен.

30 октября
Утром жуткая погода. Дождь и очень холодно, все обледенело. Стрельба идет вяло. Харьков сдан — вот и вся Украина у противника. Что-то заболел, видимо простудился. Написал еще раз письмо домой датой 1 ноября 41. Что сейчас делает моя сынуля — наверное спит.

31 октября
Начинает надоедать писать дневник — скоро брошу. Жаль будет, если останусь жив. <…>

1 ноября
День начался сравнительно спокойно.
Радио передает, что под Москвой идут исключительно жаркие бои. Неужели Москва будет сдана? Все говорит за то, что ноябрь будет месяцем поворотным
Ночью артиллерия била только далеко справа.

3 ноября
Ходят слухи, что бомбили Казань <…>

4 ноября
С утра так спокойно, что кажется и войны нет. Но это затишье предвещает бурю, надо полагать, что противник собирается с силой. Ночью артиллерийская канонада.

6 ноября
С утра замечательная погода. Надо ждать самолетов. <…>

7 ноября
24 года тому назад "аврора" дала залп по династии Романовых. Кто-то этот день проводит не плохо. Снег выпал, надо полагать, что зима началась. Ночью артиллерийская перестрелка.

8 ноября
День спешный, нелетный. Справа беспрерывно бьет артиллерия. Что под Москвой, надо полагать, что все силы там, и мясорубка войны перерабатывает на шестой миллион. "Ничего в мире не исчезает и не пропадает, а только видоизменяется", так сказал Ломоносов, значит и мы видоизменимся. Население получило к празднику "подарок". Ночью стрельба артиллеристов.

14 ноября
Днем очень холодно. Прочитал доклад и речь товарища Сталина. Исключительно правдивые слова принесли огромное воодушевление. Как понять "а может быть еще годик". Понял, что сказано с иронией — значит меньше года. Днем усиленная канонада. <…>

22–23 ноября
<…> Газеты приносят такие вести, что даже у нас, немного видавших виды, кровь стынет в жилах. Интересно и много отдал бы, если бы профессоры проанализировали мозги не человека, который бросил свой народ в такую бойню. Имя Гитлера будет чем-то вроде такого, от которого дети будут приходить в ужас. Пять месяцев льется кровь и слезы.

24 ноября
Вот это дело. Радио принесло хорошую весть. Противнику на Ростовском направлении дали понять, что миф о непобедимости германской армии действительно миф
Узнали, что Керчь оставлена, значит Сев. тоже на днях будет оставлен. Ноябрь — это месяц, когда будет поворот, и поворот в сторону правды. Больше потери немцев. Видимо, "фюрер" решил-таки истребить своих "фюренят", сам гоня их на наши пушки и пулеметы, чтобы выполнить "я вас породил, я и убью", а расплодил он их много-таки. Ничего, мы ведь с каждым днем становимся опытнее. На нашем участке последние дни достаточно тихо, что кажется и войне конец пришел, а она только начинается.

26 ноября
Днем спокойно, много всякого хорошего на [неразборчиво] направлении отогнали на 60 км. Вот и результаты. Немцы потеряли 6 000 000 человек убитыми и ранеными. Самолетов 13 тыс, танков 15 тыс, артиллерия 19 тыс. Наши 2 122 человека, 6 400 самолетов, 7 900 танков. Сколько же еще погибает, так как мясорубка под Москвой.

27 ноября
В 4:05 поднялись и пошли кому-то на помощь. Пришли в деревню Красные Зори, развернулись и в бой. Кругом весьма активная артиллерийская работа. Немец хорошо засекает. Всю ночь артиллерийская работа.

28 ноября
Днем заметно бой снизился.
Рассказала одна хорошая девушка о том, как бомбили Торжок, сколько ужасов пережила она. Немец после бомбежки по бежавшим жителям строчит. Это те зверства, которые ничем не оправдываются
Люди, если их можно так назвать, в образе зверей. В Ростов-на-Дону все-таки ворвались, вот это плохо.

4–5 декабря
Информбюро приносит известие, которое слушаешь и думаешь, где же берется столько техники и людей. Япония объявила войну США. Это что-то смешнее "Муха на Слона", но нам от этого будет много труднее. Днем на небольшой высоте бомбардировщик, неизвестно чей. День и ночь исключительно спокойны. Пехотинцы, попадающиеся с передовой, много говорят, от чего становится не по себе.

Тетрадь обрывается обращением, очевидно, к жене.

"Вот видишь где был конец. Что было все позабудешь, но прошу при всех явлениях в твоей жизни не бросай сына. Воспитай и постарайся из него сделать все что в твоих будет силах, а покойный хотел бы его "видеть" Инженером-электриком.

Жаль умирать, не потому, что жить хочется, а потому, что хочется увидеть, что же будет после такой войны, а надо полагать, что будет хорошо
Пишу, а над головой сила германского оружия, что-то против нас замышляет и надо полагать хорошее для них и плохое для нас. Ну, вот и все. Вспомни, как ты говорила "Мой черненький", а теперь не твой.

Крепко поцелуй сына и всех, и тебя целую через"…

Пометка на полях:

"Эх!!! А жить хочется!!!"

И ещё...


© Фонд Государственного архива административных органов Свердловской области


© Фонд Государственного архива административных органов Свердловской области


Человек писал что видел вокруг себя, что чувствовал... И думал он не о партии и Сталине, а о родном доме и семье...

Кстати, у немцев на ведение дневников в армии запретов не было до 1942 года, когда стало очевидным для всех, что блицкрига не получится. У американцев насколько знаю, таких запретов не было вообще. Знающие люди меня поправят если что)



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.