rainhard_15 (rainhard_15) wrote in sincerely_comm,
rainhard_15
rainhard_15
sincerely_comm

Category:

Вандейская чаша



Подсобрал тут даты за март.

24 марта 1794 года Нормандия.
Де Ла Рок-Каган, ставший практически хозяином района Теншбро, в полу-лье от Теншбро, нападает на конвой, перевозивший заключенных роялистов, но при этом сам он был убит во время перестрелки.
(Стоит отметить, что аббат Дюмен фиксирует смерть де Ла Рок-Кагана в июле 1797 года)

Нормандия 12 марта 1797 года, 20 стрелков из гарнизона Домфрона вышли арестовывать шуана Тюркана, по прозвищу «Хороший Юмор». Задержание происходило поздно вечером, в одном из городских кабаре, где Тюркан сидел с компанией друзей. Здесь агентура республиканцев не подвела, но не обошлось без накладок, веселая компания «оказала сопротивление» и открыла огонь, было убито три солдата, сами шуаны сбежали из кабаре в окно. К несчастью была убита двенадцатилетняя дочь трактирщика обслуживающая посетителей, что оказалась на момент задержания в зале и попала под шальную пулю.

А нефиг было... городским штиблетникам на партизанов таких прыгать...

9 МАРТА 1804 ГОДА В ПАРИЖЕ БЫЛ АРЕСТОВАН ЛИДЕР ШУАНОВ ЖОРЖ КАДУДАЛЬ.

Вечером 9 марта 1804 года, в девятнадцать часов, Ле Ридан остановил кабриолет на площади Пантеона в Париже. Жорж Кадудаль, Бурбан, Гайяр и Жуайо вышли из квартиры г-жи Лемуан и подошли к нему. Но в тот момент, когда Кадудаль стал подниматься в экипаж, появились два полицейских инспектора и два офицера. Трое соратников Жоржа бросились на полицейских, в то время как Ле Ридан помчался, управляя кабриолетом, по улицам города. Но запряженная старая лошадь скакала с трудом. На перекрестке Одеон инспектор полиции бросился к лошади, пытаясь остановить её, но Кадудаль убил его выстрелом из пистолета. Затем Жорж выпрыгнул из преследуемого кабриолета. Однако на перекрёстке Бюсси его догнали полицейские. Несмотря на энергичное сопротивление, лидер шуанов был схвачен большим количеством нападавших и доставлен в префектуру полиции, где ему устроили допрос.

"Что вы собирались делать в Париже ? - Напасть на Первого консула. - Где вы остановились ? — Я не хочу этого говорить. - Почему ? - Потому что я не хочу увеличивать число жертв. - Каков был ваш план и план ваших друзей? - Поставить Бурбона вместо Бонапарта. - Что это за Бурбон ? - Людовик XVIII. — Уж не кинжалом ли вы намеревались убить Первого консула ? - Я не убийца. Я должен был напасть на него с таким же оружием, как у его гвардейцев".

10 марта 1804 года, после второго допроса, Жорж Кадудаль вместе с соратниками был заключен в Тампль. После его ареста были задержаны ещё около сорока человек.

Хотя к поведению Жоржа тут могут появиться вопросы - оно вполне объяснимо, если знать что случилось тремя годами ранее:


Январь и февраль 1801 года стали двумя трагическими месяцами для
Жоржа Кадудаля. Непобедимый вождь шуанов Морбиана получил два страшных удара не по своей персоне, а по двум близким людям, которых он особенно любил: своему другу Пьеру Мерсье, по прозвищу "Вандея", и своему младшему брату Жюльену.

Вот как рассказывал об этих событиях историк Ж. Ленотр:
"Вечером 20 января Мерсье и его спутники прибыли в деревушку Фонтэн-дес-Анж, находящуюся на окраине леса Лудеак. Это убежище не было безопасным, а появление в деревушке хорошо одетых всадников, с хорошим оружием и на хороших лошадях, стало настоящим событием. Кто-то из местных жителей подумал, что эти путешественники могли быть "великими вождями". В одиннадцать часов ночи двенадцать жандармов, вызванных из Лудеака, находящегося в лье отсюда, окружают дом, где спят шуаны: те бросаются за оружием, и в течение часа выдерживают осаду, направляя на нападающих такой сильный огонь, что держат их на расстоянии.

Пьер Мерсье, воспользовавшись передышкой, выбегает из дома. Ночь была тёмная, лес рядом, надо только преодолеть изгородь, чтобы оказаться вне досягаемости. К несчастью, он не успел одеться. Один из жандармов, заметив в темноте белизну его рубашки, выстрелил в него с расстояния десяти шагов. Мерсье упал, пораженный пулей в сердце.

Всем его спутникам удалось бежать, но смерть их командира была для шуанов невосполнимой утратой. К тому же на его трупе республиканцами было обнаружено письмо Жоржа Кадудаля графу д'Артуа, где он писал о бедственной ситуации повстанцев.

Тело того, кого прозвали Патроклом бретонского Ахилла, положили на телегу, перевезли в Лудеак, триумфально пронесли по улицам и бросили на ступени церкви, где оно пробыло три дня. Потом его закопали в углу кладбища.
Пьер Мерсье погиб в двадцать шесть лет, 21 января - роковая дата...

Через несколько дней на Жоржа обрушился новый удар. Его младший брат, Жюльен Кадудаль, сражаясь вместе со старшим, отступил к их отцу, в Керлеано. В воскресенье, 2 февраля 1801 года, он принял у себя мужа своей крестной матери, отца Лемуана, который жил в доме по соседству с домом Кадудалей, и которого Жюльен называл "своим старым крестным отцом". Они вместе пили сидр, и Жюльен говорил ничего не подозревая.

Жюльен был красивым двадцатипятилетним молодым человеком, который очень нравился девушкам, весёлым и образованным собеседником, поэтом, пишущим изящные стихи.
Покинув его вечером, Лемуан поехал в Орэй, представился коменданту этого места и доложил ему о присутствии Жюльена в Керлеано. За эту услугу республике он получил тридцать су.

На следующий день жандармы арестовали молодого человека. У него были найдены компрометирующие бумаги, перстень с тремя цветками лилии и крест с надписью: "Любим Бога, защищаем алтарь и престол".
На допросе у мирового судьи он сказал, что после умиротворения больше никогда не брался за оружие, и что по разрешению, подписанному генералом Брюном, он управляет небольшим сельскохозяйственным поместьем своего старого отца и не участвует ни в каких объединениях.

Жюльен содержался в одиночном заключении и, опасаясь, что шуаны придут чтобы спасти его, республиканцы решили отвезти его в Лорьян.
Такие приказы о перемещении были равносильны смертному приговору. Это был широко используемый способ избавления от подозреваемого, которого мог оправдать любой суд. Республиканцы изображали попытку похищения и убивали этого человека: одним "разбойником" становилось меньше, а преступление записывали на счёт роялистов. Не имея возможности схватить Жоржа, республиканцы собирались добраться до него в лице его брата.

В воскресенье, 8 февраля, Жюльена вывели из тюрьмы. Его сопровождали сорок пехотинцев и четырнадцать жандармов. Они отправились по дороге в Лорьян. В половине лье от Орэя вспыхнула перестрелка. Что это? Шуаны? Нет, никаких "разбойников" в поле зрения не было: это ложная тревога. Но Жюльен упал, пораженный четырьмя пулями. Он был мертв.

Восемь солдат несколько часов охраняли труп, а затем оставили его на обочине. Из Орэя пришли молодые девушки, чтобы забрать его и перевезти в деревушку Лоле, что находилась слева от дороги. Тело Жюльена притягивало туда в течение двух дней толпу паломников, жадно комментирующих увиденное. Смерть не изуродовала бедного Жюльена, и в чертах его лица всё ещё была красота.
Память о его убийстве долгое время сохранялась в этой местности...

Отец Лемуан, "старый крестный отец", продавший своего крестника за тридцать су, считал, что никто не подозревает о его бесчестье, в чем он ошибался. Наказание было запоздалым, но неумолимым. Однажды утром следующего лета, когда он еще спал, несколько шуанов ворвались в его комнату и вытащили его из постели на улицу, несмотря на его крики, слезы и мольбы, несмотря на то, что его сосед, отец Жюльена, умолял пощадить убийцу сына. Мстителям потребовалось три выстрела, чтобы застрелить старого предателя, чей труп ещё долго лежал в нескольких шагах от родного дома его жертвы. Эта расправа казалась настолько оправданной, что никто не пытался узнать или привлечь к ответственности исполнителей".

Смерть брата Жюльена, спустя 19 дней после гибели его друга Пьера Мерсье, стала тяжелейшим ударом для Жоржа Кадудаля.

А также...

10 марта 1797 года Людовик XVIII выпускает манифест в котором призывает своих сторонников во Франции принять деятельное участие в выборах, что бы, не проливая крови прийти к власти мирным путем.
«Руководите выбором хороших людей, друзей порядка и мира, но не способных предать честное имя французов, чьи достоинства, просвещённость, отвага могли бы помочь нам привести наш народ к счастью; обеспечьте достойное вознаграждение за их услуги военным любых чинов, членам всех органов управления, которые примут участие в восстановлении религии, законов и легитимной власти, но воздержитесь от того, чтобы использовать для их установления жестокие методы, которые употреблялись, чтобы их свергнуть, дождитесь благоприятного общественного мнения, которое единственное может сделать их прочными и долговечными; а если вам придётся прибегнуть к силе оружия, используйте эти жестокие средства лишь в крайнем случае, справедливо и не иначе как по необходимости.
Верните наш народ к святой Религии его отцов и отеческому правлению, которое столь долго составляло славу и благо Франции. Объясните ему, что конституция Государства оболгана лишь потому, что неизвестна, научите его отличать её от того режима, который был установлен уже очень давно, покажите ему, что она в равной мере не приемлет ни анархии, ни деспотизма, двух бедствий, которые нам отвратительны, так же, как и ему самому, но которые одолевают по очереди Францию с тех самых пор, как в ней не стало более Короля».

Выборы проходили с 24 марта по 7 апреля 1797 года.

Победа на выборах монархистов оказалась ошеломляющей. Из 216 членов Конвента, которым предстояло покинуть Законодательный корпус, удалось переизбраться лишь 11. Точно подсчитать число депутатов той или иной политической ориентации не представляется возможным. Однако историки приводят следующие цифры: из 248 вакантных мест 170 заняли разного толка сторонники королевской власти, отныне в обоих Советах у них было 330 депутатов из 7302 , в это число вошёл даже агент Людовика XVIII Имбер-Коломе. Совет старейшин возглавил Ф. Барбе-Марбуа (Barbé-Marbois) – бывший воспитатель детей маршала де Кастри и высокопоставленный дипломат при Людовике XVI.». Среди избранных оказались Клара де Флориэ, Мюринэ, Мармонтель, Мен де Биран, Дюфрен, Буасси д’Англа, Камиль Жордан, Имбер Коломэ, генералы Вило и Пишегрю и много других роялистов. Во главе Совета пятисот встал генерал Пишегрю. На место выбывшего 19 мая Летурненера был избран французский посланник в Швейцарии, умеренный роялист маркиз де Бартелеми. Даже сам Жорж Кадудаль выступает кандидатом, от роялисткой Ла Кайер.

Воспользовавшись результатами выборов, роялисты перешли в наступление: был отменён закон, запрещавший эмигрантам участвовать в выборах, отказались от высылки за пределы страны священников, не принесших клятву верности конституции. Была также сделана попытка лишить Директорию средств для проведения внутренней политики, не одобряя ей кредиты.

А тем временем де Фротте уже отправил в Нормандию множество хороших офицеров, для подготовки высадки принца, в том числе и офицеров из армии Конде. Он обращается за разъяснением ситуации непосредственно к графу д’Артуа, который заверяет Луи, что он нуждается в реанимации роялистского движения в Нормандии и дает в этом деле карт-бланш Блонделю.
Но пока отъезд в Нормандию самого де Фротте откладывается по банальной причине, нет денег. Хотя правительство Великобритании обещало их выделить, но при этом оно не спешит выполнять свое обещание. Луи пишет письма Видхаму, Питту, лорду Гренвилю, но не получает никакого ответа. О том что произошло с де Фротте, я писал здесь https://rainhard-15.livejournal.com/495076.html.


Теперь вопрос - о пятнадцатилетнем капитане рассказывать?



В ночь с 17 на 18 марта 1797 года, Эмме дю Буасги был арестован в родном замке и препровожден под усиленным конвоем в замок Сомюр, где заключен был в башню Грэнитьер.



Tags: Вандея, Европа, Шуанерия, герои, даты, история, республика, убийства, уроды
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment