Татьяна (tvsher) wrote in sincerely_comm,
Татьяна
tvsher
sincerely_comm

Кавалерист.

Оригинал взят у hargo в Кавалерист.
bittenfeld.jpg

Фриц-Йозеф Биттенфельд тяжело плюхнулся на скамью лекционной аудитории, достал из сумки тетрадь, в которой с начала курса было записано всего несколько строк.
- Всё же не понимаю я, парни, к чему будущим офицерам космофлота верховая езда. Конный десант пока как будто не высаживают.
- Физическая подготовка ещё никому не мешала, - возразил Эрнст Меклингер, - а если бы ты не спал на лекциях по происхождению и одомашниванию лошади, узнал бы много нового.
- А то нам мало этой подготовки в спортивном зале, - поддержал Биттенфельда Корнелий Лютц, - бег по пересечённой местности, рукопашный бой, фехтование. Теперь вот ещё лошади. Причём самих лошадей мы ещё в глаза не видели, всё теория, да теория. Зачем такие сложности - сел и поехал.
С другого конца скамьи донёсся смешок. Биттенфельд повернул голову, и увидел высокого черноволосого парня с разноцветными глазами. Он заметно выделялся в их группе, и не только внешностью и благородным происхождением. Фриц-Йозеф с самого первого дня заметил, что этот аристократ всё время держится в стороне от остальных, хотя его нельзя было назвать гордецом, Август Сэмюель Вален, друг Лютца, часто просил у разноглазого конспекты, если не успевал что-то записать, и тот никогда не отказывал. К тому же других курсантов знатного происхождения он тоже старался обходить стороной. Сейчас Ройенталь (Биттенфельд наконец вспомнил, как его зовут), смотрел на них с откровенной насмешкой.
- Если верить расписанию, - произнёс он, - именно сегодня первое практическое занятие. Посмотрим, кто из вас как поедет.
- Ты не очень-то воображай, - нахмурился Фриц-Йозеф, - можно подумать, сам заправский наездник.
- Всадник, - поправил Ройенталь, - наездники на бегах, в качалках. В кадетском корпусе тоже учат верховой езде, так что у меня явное преимущество.
Конец дискуссии положил вошедший в аудиторию преподаватель. Коротко кивнув вставшим в знак приветствия курсантам, он раскрыл журнал.
- Настало время применить на практике то, что до сих пор вы изучали теоретически, - объявил он, - сейчас я объявлю, кто на какой лошади будет заниматься, потом вы отправитесь в сёдельную за амуницией, оседлаете лошадей и выведите их в манеж.
Биттенфельд едва удержался от того, чтобы не выругаться. Седлать лошадь? Да он вряд ли вспомнит толком, как это делается. К счастью, на стене аудитории висели плакаты, с изображением этого процесса, но не забыть бы всё по дороге к конюшне.
- Биттенфельд, вы возьмёте Афину.
- Афина, Диана, какая разница, - проворчал Фриц-Йозеф, направляясь к сёдельной.

Найти седло и уздечку было нетрудно - над кронштейнами с амуницией висели таблички с кличками лошадей, денники тоже были подписаны. Биттенфельд даже нашёл деревянный ларь, в котором можно было взять морковку для установления контакта. Гнедая кобыла смерила курсанта подозрительным взглядом, однако лакомство схрупала с удовольствием. После чего намертво сомкнула челюсти, не давая вложить в рот трензель. Ройенталь, седлавший в соседнем деннике рыжего Кипариса, с трудом удержался от очередного язвительного комментария.
- Нажми пальцем на беззубый край, - посоветовал он однокурснику.
- На какой край?
- У лошадей между резцами и коренными зубами есть пространство, на котором трензель и лежит, - пояснил Оскар, - нажми, и как только приоткроет рот, тяни за нащёчные ремни и продевай уши в затылочный.
Биттенфельд последовал совету, и со второй попытки всё же надел уздечку. Седло, благодаря помощи Ройенталя, тоже удалось положить куда надо и не задом наперёд. Зато выходить из денника упрямая кобыла отказалась, хотя Фриц-Йозеф тянул повод изо всех сил.
- Не тяни так, - снова вмешался Оскар, - смотри. Возьмись правой рукой у самой морды, указательный палец между поводьями, а левой - за конец повода. Да, так. А теперь делай шаг, и одновременно подавай её вперёд правой рукой.
Совет снова оказался к месту, Афина всё же зашагала следом за Фрицем. В манеже начались новые испытания. Тренер показал, как нужно садиться на лошадь и слезать с неё, а потом это же упражнение должны были проделать курсанты. Биттенфельд вдел ногу в стремя, ухватился левой рукой за переднюю луку седла, подпрыгнул, но кобыле видимо уже надоело стоять, и она неспешно тронулась с места. Фриц-Йозеф тихо выругался, запрыгал рядом на одной ноге, еле сумел выдернуть вторую из стремени.
- Биттенфельд, повод не распускай, когда садишься, - сделал замечание тренер, - и когда ногу вдеваешь в стремя смотри, чтобы носок бока лошади не касался, Афина чувствительная.
Фриц-Йозеф с трудом взгромоздился на лошадиную спину. Высоко-то как...
- Хорошо, справились, - похвалил тренер, - а теперь слезай.
Спешивание далось гораздо проще.
- Садись! - прозвучала новая команда.
После третьей команды садиться Биттенфельд потерял им счёт. Ноги уже начали подрагивать, когда после очередной посадки тренер объявил:
- Теперь ездой налево по стенке шагом марш. Дистанция два корпуса. Головной Кипарис, остальные за ним. Афина замыкающая.
Фриц-Йозеф облегчённо вздохнул. Есть преимущество в том, чтобы ехать последним, никто не уткнётся тебе в хвост. Он помнил, что некоторые лошади имеют привычку лягаться. Афина и в самом деле оказалась чувствительной, стоило чуть тронуть каблуком её бок, послушно пошла вперёд. Как отмерить два корпуса дистанции Биттенфельд тоже не помнил, поэтому решил просто держаться подальше от впереди идущего. Это не укрылось от внимания тренера.
- Биттенфельд, не отставай. Поезжай на таком расстоянии, чтобы видеть копыта впереди идущей лошади.
К конце четверти часа, отданной на это упражнение, Биттенфельд понемногу перестал переваливаться в седле с боку на бок всякий раз, как лошадь поднимала ногу для очередного шага. Но испытания ещё не кончились.
- Смена, повод, - скомандовал тренер, - учебной рысью марш.
В этот раз Фриц-Йозеф был бы рад, если бы Афина снова решила упрямиться, но гнедая видимо не захотела отставать от остальных и побежала рысью.
- Как только кто-то может любить ездить верхом, - почти простонал Биттенфельд, лошадь оказалась тряской, и его очень сильно колотило о седло.

Слезая с Афины по окончании тренировки, Биттенфельд чувствовал себя страшно усталым, но гордым. Он всё же выдержал рысь, не свалился, правда совсем забыл о дистанции, и тренеру то и дело приходилось напоминать, что не следует наезжать другим лошадям на хвост. Вот только ноги кажется уже никогда не получится свести вместе...
Расседлав кобылу и положив седло на кронштейн в сёдельной, Фриц-Йозеф подошёл к Ройенталю.
- Спасибо. И это... можешь дать мне конспекты по теории?
- Конечно дам. По тетрадке всеми премудростями не овладеть, но кое-что понять можно.

Tags: logh, ЛоГГ, офицеры, проза
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments