rainhard_15 (rainhard_15) wrote in sincerely_comm,
rainhard_15
rainhard_15
sincerely_comm

Верочка

Оригинал взят у rainhard_15 в Верочка


А у меня осы - очень хорошие друзья. Я их просто не гонял с веранды, где они нападали на сгуху и варенье - но, разумеется, объесть меня не могли. Они были вот такие, аккуратные. Называются бумажными, ибо сладкоежки и дома свои из похожего на бумагу материала строят.

Кусаются только в случае, если испугаются резкого движения, угрожающего им. Есть ещё лесные - не такого яркого лимонного цвета, живут в дуплах, крупные и очень дикие. Не будут ползать по рукам и весело жужжать над кружкой. У них усы не рыжие, а ярко-красные. В общем, разница во нраве как между собакой и волком. Вопреки тиражируемому бреду про аллергию на их яд скажу одно - враньё, больно только от укуса, ибо у них зубы, а не жала, грубо говоря. Ну так смазать одеколоном - и порядок. Остальное - девАчковые понты, либо мама в детстве запугала - такая же... девАчка.

А однажды приехали ко мне гости нехорошие - по мою душу, четыре рыдвана. А у меня ствол в доме лежит, а я на клумбах своих шарахаюсь... Поздно бежать, короче, по-любому. И вдруг - осы... роем, да на каждого, и хрен отстреляешь их, право, и кусаться, как истые камикадзе... Так и уехали быстро восвояси гости эти мои. И не приезжали больше.
А теперь прочтите, и Вам будет понятно, ЧТО я захотел сделать с Верочкой. Но говорю заранее - виноват не ребёнок. А мама его. Лечить ей надо немотивированную агрессию - тогда и ребёнок не будет делать этакие вещи. Потому что дети сдерживаться не умеют, как взрослые. Всё по ним видать, что внутри родителей живёт.
Оригинал взят у sergedid в Верочка
В православной гимназии в одном классе с моей внучкой училась девочка, с которой они подружились – и стали встречаться также и во внеучебное время. Вместе гуляли, вместе делали уроки.
Девочка эта производила необычное впечатление – и явно хорошее. Своей серьезностью, умением сосредоточиваться, развитым умом. О таких говорят – «с лица необщим выраженьем». И еще она была очень тихой и скромной.
У ее родителей, кроме нее, было еще 8 детей (редкий случай в наше время) – и это прибавляло необычности.
И имя у нее, учитывая православную среду, было символическое – Вера.
Конечно, мы были довольны этой дружбой, которая явно отличалась в лучшую сторону от других вариантов внучкиного общения.
Иногда эта девочка казалась какой-то немножко странноватой, с чересчур выраженной интровертивностью. Неподвижный взгляд, устремленный в себя. Но мы относили это на счет ее необыкновенной серьезности.
Нередко брали ее с собой в походы по каким-нибудь музеям – и тому подобное.
А во время летних каникул решили пригласить ее к себе в деревню. И внучке не скучно, и всем хорошо. Речка, лес... Благодать!

Во второй половине лета осы – это обычнейшее дело. Они любопытны – и суетливо летают вокруг, ко всему принюхиваясь. Садятся то на вазу с вареньем, а нередко и на кусочки мяса – и работают челюстями.
И вот, сидим мы за столом, закусываем, пьем чай. На Верин стакан, в котором на дне оставался недопитый фруктовый сок, села оса, заползла внутрь – и направилась вниз.
Вера быстро взяла блюдечко – и накрыла стакан. Сначала я подумал – для любопытства, чтобы понаблюдать.
И тут внучка вдруг говорит:
– Вера будет ее расчленять.
– ?..
– Она уже и раньше так делала. И это, похоже, доставляет ей удовольствие.
Должен признаться, что я слегка опешил. Пробормотал что-то вроде «Но как же так...». Сказал:
– Ну, ты ее, конечно, всё-таки отпусти...
На Верином каменном лице – никакой реакции. Ни малейшего движения.
Тогда я – уже догадываясь, в чём дело, и без особенной надежды – спросил у нее, как же всё-таки быть с тем, что ведь и это – тоже тварь Божия...
И снова – никакого результата.
Спустя минуту она сказала:
– Они меня бесят! – и в ее неподвижных глазах сверкнул болезненный огонек.
И слово это было очень точное, потому что в сверкнувшем огоньке было что-то бесовское.

Вечером Вера сидела одна на веранде. А внучка куда-то ушла и долго не появлялась – так, что я начал уже безпокоиться. Когда она вернулась, я спросил у нее, в чём дело, где она была. Внучка ответила:
– Вера расчленяла осу, а мне неприятно на это смотреть.

Ладно, если бы какая-нибудь оса ее ужалила. И она, будучи в состоянии аффекта, решила бы ее «наказать».
А если бы и ужалила... Всё равно мстить таким образом было бы и глупо, и странно.
Ничуть не бывало! Ни одна оса не причинила ей никакого вреда. Но она именно мстила. И получала при этом специфическое удовольствие. Которое отражалось на ее лице. Обычно неподвижное, оно начинало отсвечивать чем-то явно небожеским.

Детский садизм... Впрочем – что значит «детский» садизм?
«Детский» – потому только, что сейчас она пока еще дитя. А когда она вырастет и перестанет быть дитятей, то у нее, у взрослой, будет разве какой-нибудь другой? Нет. Тот же самый.
(Только проявится он уже как-нибудь по-другому...)



Не обижайте моих осок. Плохо будет иначе, очень.
Tags: грусть, природа, рассказ, уроды
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments