Татьяна (tvsher) wrote in sincerely_comm,
Татьяна
tvsher
sincerely_comm

Categories:

О Ренн-ле-Шато, Беранже Соньере и его таинственной находке...

Оригинал взят у tvsher в О Ренн-ле-Шато, Беранже Соньере и его таинственной находке...
Продолжаю выкладывать одну из многочисленных версий, что такое Святой Грааль, а так же как возникла королевская династия Меровингов. Предыдущие записи можно почитать по тегам:
Святой Грааль: http://tvsher.livejournal.com/tag/Святой%20Грааль
Меровинги: http://tvsher.livejournal.com/tag/Меровинги

Пока я выкладывала эту версию меня неоднократно обвиняли в ереси, в богохульстве, элементарном незнании как христианства, так и индийской культуры(?). Если честно, то я и сама не поняла логики того, кто мне написал про индийскую культуру. Да, описываемый мной сценарий далёк от канона и держится только за счёт логики.

39593431.jpg

Почему церковникам, а также верующим в догмы, не нравится эта версия? А потому, что земная семья Иисуса, его политические и, возможно, династические амбиции плохо укладываются, а точней никак не укладываются в сюжет об Иисусе-боге. Возможно именно это и было основной причиной, почему систематически исключали из биографии Иисуса все упоминания о семье, о политических движениях, о зилотах, ессеев. Согласитесь, что политический заговор смотрится не совсем эстетично, мягко говоря. И портит красивую легенду.

И мы подошли к тому месту, где расходятся истории о Боге и о простом, вполне земном человеке. Каждая пошла своим путём. И возникает вопрос: почему потомки Иисуса, если они были, уходят как-бы в никуда, они словно исчезают в тумане времени. Но это не совсем так. Ещё в III веке Юлий Африкан писал, что родственники Иисуса обвиняли Иродов в уничтожении генеалогических документов знатных еврейских семей, подтверждающих незаконность прав Иродов на трон. Существует версия, что несколько документов всё же сохранились и были увезены родственниками Иисуса. А вот куда эти документы были увезены, кем и существуют ли они в наши дни и, опять же, где они хранятся?.. Покрыто туманом, но мы с вами попробуем приоткрыть эту завесу. А для этого мы отправимся во французскую деревню Рен-ле-Шато, в нескольких километрах от которой к юго-востоку расположен холм Безю, на котором находятся развалины средневековой крепости, принадлежавшей тамплиерам. Недалеко от холма Безю, также на возвышенности, расположены руины фамильной резиденции Бертрана де Бланшфора, четвёртого из великих магистров ордена Храма в середине XII века. Через Рен-ле-Шато проходит дорога, по которой в старину шли паломники и которая связывает Северную Европу с городом Сантьяго-де-Компостела в Испании.

И так, 1 июня 1885 г. маленький приход Ренн-ле-Шато получил нового священника, тридцати трёхлетнего Беранже Соньера. Мы не будем разбирать обстоятельства его назначения, т.к.к нашей теме это не имеет отношение, да если честно мне не интересно.

Ренн-ле-Шато в те времена была маленькой деревенькой, в которой жило человек 200, забытый уголок, удалённый от всякой цивилизации.

Доход священника в период с 1885 по 1891 годы составлял чуть больше 60 франков в год. Не слишком роскошно, но все же лучше, чем обычное жалованье сельского кюре в конце позапрошлого века. Если прибавить к этому "натуральные" дары прихожан, то этой суммы вполне хватало на мелкие повседневные расходы, при условии, конечно, что всё будет очень скромно.

В течение шести лет Беранже Соньер живёт тихо и спокойно. Он ходит на охоту, на рыбалку, читает, совершенствуется в латыни, учит греческий язык, пробует изучить древнееврейский. У него есть служанка, молодая крестьянская девушка восемнадцати лет по имени Мари Денарно, которая в последствии окажется его доверенным лицом. Он часто навещает своего друга аббата Анри Буде, кюре из соседнего селения Ренн-ле-Бэн... И мечтает отреставрировать деревенскую церковь, которая сооружена то ли в VIII то ли в IX веке на старинном фундаменте, относящемся ещё к эпохе вестготов, и в конце текущего XIX века находится в почти безнадежном состоянии.

И вот в 1891 году священник Беранже Соньер, заняв денег у своих прихожан, начал реставрационные работы. В ходе работ ему пришлось перенести на другое место алтарный камень, покоившийся на двух колоннах, оставшихся от эпохи вестготов. Одна из этих колонн оказалась полой, и внутри деревянных запечатанных трубок нашлись четыре пергаментных свитка. Три документа содержали генеалогические древа: одно из них датировано 1243 годом и имело печать Бланки Кастильской, второе — от 1608 года с печатью Франсуа Пьера д’Отпуля, третье — от 24 апреля 1695 года с печатью Анри д’Отпуля. Четвёртый документ, исписанный с обеих сторон, подписан каноником Жан-Полем де Негр де Фондаржаном и относится к 1753 году.

Скорей всего эти документы были спрятаны около 1790 года аббатом Антуаном Бигу, предшественником Соньера в приходе Ренн-ле-Шато. Кстати, аббат Бигу был личным капелланом семьи Бланшфор, которая накануне Революции ещё считалась одним из самых крупных землевладельцев в этих краях.

Чем интересны эти документы.

В последнем документе содержались отрывки из Нового Завета на латинском языке. Только на одной стороне пергамента слова были расположены непоследовательно, без пробелов между ними, и в них были вставлены лишние буквы; на обратной стороне строчки были оборваны, расположены в полнейшем беспорядке, и некоторые буквы были написаны над другими. Очевидно, что это были различные шифры, и некоторые из них очень сложные, и без ключа расшифровать их было невозможно.
Позже они будут фигурировать в работах, посвященных Ренн-ле-Шато, и в фильмах, снятых Би-Би-Си; представлены они будут следующим образом:
B RG R PAS D T NTATION QU POUSSIN T NI RS GARD NT LA CL F PAX DCLXXXI PAR LA CROIX T C CH VAL D DI U J'ACH V C DA MON D GARD N A MIDI POMM S BL U S (ПАСТУШКА НЕТ СОБЛАЗНА ЧТО ПУССЕН ТЕНЬЕ ХРАНЯТ КЛЮЧ PAX DCLXXXI КРЕСТОМ И ЭТОЙ ЛОШАДЬЮ БОГА Я ДОБИВАЮ ЭТОГО ДЕМОНА ХРАНИТЕЛЯ В ПОЛДЕНЬ СИНИХ ЯБЛОК).

Если этот текст безнадежно запутан и непонятен, то другие имеют хоть какой-то смысл; например, на втором документе из букв, написанных над словами, складывается следующее послание:
A DAGOB RTII ROI T A SION ST C TR SOR T IL ST LA MORT (ДАГОБЕРУ II КОРОЛЮ И СИОНУ ПРИНАДЛЕЖИТ ЭТО СОКРОВИЩЕ И ОНО ЕСТЬ СМЕРТЬ)

С согласия деревенского мэра, Соньер отвёз документы епископу Каркассона, который тут же посылает священника в Париж, оплатив ему дорожные расходы, с поручением показать документы некоторым высокопоставленным духовным лицам. Среди них - аббат Бьей, директор семинарии Сен-Сюльпис, и его кузен Эмиль Оффе, готовящийся стать священником. Ему всего двадцать лет, но у него уже репутация знатока лингвистики, криптографии и палеографии, кроме того, несмотря на его призвание к духовному сану, все осведомлены о его склонности к эзотеризму и о его тесных связях с различными тайными обществами и сектами, занимающимися оккультными науками, которых тогда в Париже было великое множество. Он также входит в культурный кружок, членами которого являются Стефан Малларме, Морис Метерлинк, Клод Дебюсси и знаменитая певица Эмма Кальве, верховная жрица этого в некотором смысле подпольного общества.
Соньер был тепло принят и провёл в Париже три недели, посетив и Лувр. Известно, что его интересовали три картины. Речь идёт о написанном неизвестным художником портрете папы Целестина V, который в конце XIII века находился недолгое время на престоле, затем об одной работе Давида Тенье - отца либо сына, - и о знаменитой картине Никола Пуссена "Пастухи Аркадии". О картине Пуссена я рассказывала здесь.


Вернувшись в Ренн-ле-Шато, Соньер продолжает реставрационные работы. Вскоре он извлекает из земли весьма интересную резную плиту, относящуюся к VII или VIII веку, возможно, закрывающую старинный склеп и совершает странные поступки.

И так, странные поступки Соньера.

На кладбище находится могила Марии, маркизы д'Отпуль де Бланшфор. Так вот, надпись на надгробном камне, полная орфографических ошибок, есть точная анаграмма послания, содержащегося в одном из двух старых документов. Не зная, что надпись на могиле маркизы де Бланшфор была переписана в другом месте, Соньер её уничтожает.

Начиная с этого времени, в сопровождении своей верной служанки он обходит шаг за шагом окрестности в поисках надгробных камней, которые, как кажется, представляются малоценными и малоинтересными. Он вступает в активную переписку со всей Европой и с совершенно неизвестными адресатами, которые дают ему возможность собрать значительную коллекцию почтовых марок. Затем он начинает какие-то не очень ясные дела с различными банками, один из них даже посылает из Парижа своего представителя, который проделывает путь до Ренн-ле-Шато с единственной целью заняться делами Соньера.

Только на почтовые марки Соньер тратит значительные суммы, намного превосходящие его скромные возможности. А начиная с 1896 года он совершает необъяснимые и беспрецендентные траты, которые как окажется после его смерти в 1917 году, исчислялись многими миллионами франков.

Одна часть этих денег направлена на достойные похвалы работы по улучшению жизни в деревне: строительство дороги, водопровода. Другие расходы более непонятны, например, возведение на вершине горы Башни Магдала или строительство виллы Бетания, огромного здания, в котором Соньеру так и не доведётся пожить.

Что касается церкви, то у неё появилось новое украшение, причем очень странное.
Над портиком выгравирована следующая надпись на латинском языке:
TERRIBILIS EST LOCUS IST (УЖАСНО МЕСТО СИЕ)

Прямо перед входом возвышается уродливая статуя, грубое подобие Асмодея, хранителя секретов и спрятанных сокровищ, а также, как говорится в одной иудейской легенде, строителя храма Соломона. На стенах церкви - дорога из крестов, вульгарная и вызывающая, прерываемая шокирующими изображениями, достаточно далекими от текста Священного Писания, признанного Церковью. Так, на восьмой картине нарисован младенец, завёрнутый в шотландский плед, а на четырнадцатой - тело Христа, уносимое в могилу, находящуюся в глубине темного ночного неба, освещенного полной луной... Такое впечатление, что Соньер хотел что-то рассказать. Но вот что? Одна из загадок.

Не удовольствовавшись этим весьма любопытным украшением, Соньер продолжает бросать деньги направо и налево, покупая редкие китайские вещицы, дорогие ткани, античные мраморные поделки. Он строит оранжерею и зоологический сад, собирает великолепную библиотеку; незадолго до смерти он задумывает даже построить для своих книг хранилище, подобное огромной Вавилонской башне, с высоты которой он собирался читать проповеди. Он не пренебрегает и своими прихожанами, устраивая для них банкеты, делая им подарки, на их взгляд, он ведёт себя как знатный средневековый сеньор, правящий своими подданными, сидя в неприступной крепости. Он принимает у себя знаменитых гостей: кроме Эммы Кальве, его посетили - Государственный секретарь по делам культуры и, что особенно удивительно по отношению к простому деревенскому священнику, эрцгерцог Иоганн Габсбургский, кузен австрийского императора Франца - Иосифа. Позже из банковских ведомостей станет известно, что в один и тот же день Соньер и эрцгерцог открыли два счёта и что второй положил на счёт первого солидную сумму.

Высшие церковные власти закрывают на всё это глаза. Но после смерти старого начальника Соньера в Каркассоне новый епископ требует объяснений. Соньер высокомерно и с некоторой долей наглости сначала отказывается выдать происхождение своих денежных средств, потом отказывается передать ему деньги, как того желал епископ. Последний, не имея больше доводов, обвиняет Соньера в спекуляции предметами религиозного культа и при посредстве местного суда временно отстраняет его от должности. Соньер подаёт апелляцию в Ватикан, который сразу же(!) снимает с него обвинение и восстанавливает его в прежнем звании.

17 января 1917 г. на 65-ом году жизни с Соньером случается удар. Но эта дата весьма сомнительна. Самое любопытное в этой истории то, что за пять дней до этого, 12-го числа, его прихожане отмечали, что их кюре казался здоровым и цветущим, но несмотря на это, в этот же день, 12 января, Мари заказала гроб для своего хозяина...

Позвали священника из соседнего прихода, чтобы выслушать последнюю исповедь умирающего и соборовать его. Он закрывается в комнате с исповедуемым, но вскоре выходит оттуда, как свидетельствует один очевидец, в совершенно ненормальном состоянии. Другой утверждает, что больше никогда его не видели улыбающимся; третий, наконец, - что он впал в депрессию, длившуюся много месяцев. Вполне может быть, что все эти рассказы преувеличены, но известно совершенно точно, что в последнем причастии своему собрату священник отказал...

Итак, 22 января Соньер умирает, так и не получив отпущения грехов. На следующее утро его тело, одетое в великолепное платье, украшенное малиновыми шнурами с кисточками, было посажено в кресло на террасе виллы Бетания, и многочисленные посетители, среди которых было несколько неизвестных людей, проходили мимо один за другим, а некоторые даже отрывали от его одежды кисточки на память. Этой странной церемонии, которой до сих пор удивляются жители деревни, так и не было дано никакого объяснения.

Понятно, что все с нетерпением ожидали вскрытия завещания. Но ко всеобщему удивлению и разочарованию, Соньер объявлял в нём, что у него ничего нет.

Отдал ли он всё своё состояние Мари Денарно, которая в течение тридцати двух лет верно служила ему и была его доверенным лицом, или же на имя служанки с самого начала была положена большая его часть?

Известно, что после смерти своего хозяина Мари продолжала спокойно жить на вилле Бетания до 1946 года. После второй мировой войны правительство пускает в обращение новые денежные знаки и, опасаясь контрабандистов, коллаборационистов и нажившихся на войне спекулянтов, обязывает всех французских граждан представить декларацию о доходах. Не слишком заботясь о том, что будут говорить люди, Мари выбирает бедность, и однажды кое-кто заметил, как в саду, окружающем виллу, она жгла толстые пачки старых денег. Семь следующих лет она живёт в относительной нужде. Продав виллу Бетания, она обещает новому владельцу, Ноэлю Корбю, перед смертью доверить некий "секрет", который сделает его не только богатым, но и могущественным. 29 января 1953 г. с ней, как и с её хозяином, случается удар, которого никто не мог предвидеть, и вскоре она умирает, унося свою тайну в могилу.

Я понимаю, что возникают вопросы.

Прежде всего, каков источник дохода Соньера? Откуда взялось так внезапно огромное состояние?

Если верить тем любознательным людям, которые уже провели расследование, то Соньер, по всей видимости, нашёл сокровище. Простое и правдоподобное объяснение, тем более, что доказательством этому - история деревни и её окрестностей, подтверждающая существование тайников с золотом и драгоценностями. В эпоху римского господства это место было знаменитым, благодаря своим рудникам и горячим источникам.

Существуют следующие версии найденного Соньером во время реставрации, причём эти версии официальные:
Во время реставрации церкви Ренн-ле-Шато Соньер обнаружил либо сами сокровища вестготов, либо документы, указывающие на место где они спрятаны.
Обнаруженные документы содержали сведения о потомках Меровингов, имевших право претендовать на корону Франции и он сумел их либо выгодно продать, либо использовать для получения многочисленных даров от влиятельных персон.

После смерти загадочного священника Мари Денарно сожгла все его личные бумаги, продала виллу Ноэлю Корбю. При этом она утверждала, что: «Вы ходите по сокровищам, даже не догадываясь об этом!». Она обещала раскрыть их общий с аббатом секрет но так этого и не сделала...

Да, я не упомянула, как называется эта самая церковь в Ренн-ле-Шато, а она называется церковь Святой Марии Магдалины...

Продолжение следует...






Tags: Европа, люди, прошлое, храмы, христианство
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments