О Черепановых и не только

Оригинал взят у tvsher в О Черепановых и не только
Из школьного учебника по истории мы знаем, что паровоз в России создали братья Черепановы, но если начнём гуглить, то нам добрый Гугл/Яндекс выдаст инфу на отца и сына Черепановых, в Вики тоже о братьях ни слова. А собственно говоря почему? Ведь там была целая династия Черепановых и строили они не только паровозы.

DSC02504.JPG

Но при всём уважении к ним, Черепановы не были пионерами в развитии парового машиностроения на Урале. Например первым начал внедрять силу пара на производстве Лев Фёдорович Собакин, который приехал на Урал в 1800 году из Твери. Лев Собакин был знаменит тем, что в 1787 году он побывал в Англии, где встречался с Джеймсом Уаттом, а по возвращению в Россию издал книгу о паровой машине Уатта. В 1803 году Собакин построил для Березовских золотых промыслов одноцилиндровую паровую машину. Спустя два года он стал работать механиком Камско-Воткинского завода, где разрабатывал различные механизмы, станки и паровые машины. Но главной страстью Льва Собакина было конструирование часов, и поэтому он вошёл в историю как часовой мастер, а не как механик и изобретатель паровых машин. Вот такие повороты судьбы.)

В 1804 году на Урал приехал англичанин Джозеф Мержер. Он также построил несколько паровых машин для казённых заводов, и хотел уже организовать здесь собственную фирму, но изготовленные им машины оказались несовершенны. В течении полутора лет все они вышли из строя, и Мерджер потерял всю клиентуру.

Потом в 1814 году на Урал, по приглашению А. И. Яковлева (ещё один крупный заводовладелец на Урале), приехал механик Афанасий Сидорович Вяткин. Яковлев нанял Вяткина для внедрения паровых машин на Верх-Исетском заводе. Первую из них Вяткин построил и опробовал в 1815 году. На испытаниях этой машины присутствовал и Николай Никитич Демидов, и работа парового агрегата произвела на него сильное впечатление.

На испытания вяткинской машины Николай Никитич приехал не один, а в сопровождении двух своих крепостных механиков Черепановых – братьев Ефима и Алексея…

…Ефим Алексеевич Черепанов родился 27 июля 1774 года в семье крепостного углежога Алексея Петровича Черепанова. Семья Черепановых жила на Ключах – рабочем посёлке Выйской слободы, расположенном близ горы Высокой. В семье было девять детей, из которых «лиц мужеского полу» было только трое: Ефим, Гаврила и Алексей. Все трое братьев начали работать очень рано: отец часто недужил, и мальчишки помогали семье по мере своих сил.

Вскоре приказчики заметили, что юные Черепановы живо интересуются слесарным, столярным и доменным делом, а в свободное время охотно помогают соседским кустарям. Сыновей углежога взяли на заметку и определили в школу. Сам факт зачисления на учёбу ещё ни о чём не говорил, хотя давал шанс на то, что дети смогут стать мастеровыми, что для углежога было пределом мечтаний.

Есть легенда, в которой говорится, что один из мастеров выбросил на улицу замок, который ему принёс на ремонт приказчик Выйского завода. Замок, по мнению мастера, ремонту не подлежал. Каково же было удивление мастера, когда два дня спустя Ефим Черепанов принёс ему этот замок в рабочем состоянии. Мастер доложил об умелом недоросле приказчику, и тот определил Ефима в ученики мастеру по изготовлению ящичных мехов. А уже два года спустя Ефим назначается «мастером дел слесарных при плотинном смотрителе».

Карьера Ефима стремительно шла в гору. Однако приказчики отмечали, что «…оной Ефимко всего достигает токмо смекалкою своей, а грамотой пренебрегает… …счёт знает, но читать может худо, лишь пальцем водя…» Нелюбовь Ефима Черепанова к книгам современники отмечали и позднее.

Тем не менее, когда графиня Салтыкова попросила Николая Демидова помочь ей в строительстве завода, Николай Никитич отправляет в Петербург трёх своих мастеровых: «…Фирсова, Лобова да Черепанова-старшего, на срок пока завод тот не пустят» . Завод Салтыковой пустили в 1801 году, и тагильские мастеровые вернулись домой.

За время «командировки» Ефима средний брат, Гаврила, умер от неведомой болезни, а младший, Алексей, попал в поле зрения приказчиков, как умелый механик. Несмотря на свой юный возраст он уже «…жалован серебром и имеет многия благодарности за изрядныя старания и смекалку». И самого Ефима уже ожидало повышение…

…В официальной истории Николай Никитич Демидов представлен, как мот, транжира, и человек абсолютно не интересующийся производством. Но существует множество документов, которые свидетельствуют об обратном. Если при отце Николая, Никите Акинфиевиче, обучение работных людей грамоте и специальностям носило эпизодический характер, то Николай Никитич уделял подготовке собственных квалифицированных кадров огромное внимание. Так же, впрочем, как и модернизации производства. Любой «смышленый отрок» попадал на учёт приказчикам и направлялся на учёбу. Особо талантливые имели все шансы продолжить обучение за границей, а по окончании её стать приказчиками и даже управляющими… Согласитесь, что для крепостного это была отличная возможность выйти в люди.

В 1802 году Ефима Черепанова назначают плотинным мастером при Выйском заводе. Уже вскоре приказчики докладывают Демидову: «Ефимко Алексеев [плотинное] хозяйство блюдёт строго, створы починил да сделал по-своему, от чего те ломать[ся] перестали, а ещё станки разныя на ход поставил и работают они лучше прежнего…»

Вскоре, Ефим женится, и через год у него родится сын Мирон, ставший известным всем нам, как первый помощник отца и, если верить Вики, единственный соавтор первого русского паровоза.

Но на самом деле, первым соавтором идеи «паровога дилижанца» являлся младший брат Ефима – Алексей Алексеевич Черепанов.

На этом я пожалуй прервусь, но продолжу обязательно.





Подписаться на Telegram канал sincerely_comm